Офшорным компаниям принадлежит шотландская собственность на миллиарды фунтов

Шотландская новостная компания The Ferret сообщила на днях, что зарегистрированным в офшоре предприятиям принадлежит собственность в Шотландии на 4,4 млрд фунтов. Данные получены из открытых государственных реестров.

По мнению экспертов, в результате этого Шотландия недополучила значительную налоговую прибыль, а собственность может служить каналом для отмывания денег посредством стабильных и внешне законных инвестиций.

Журналисты The Ferret выяснили, что владельцами шотландской собственности являются 1850 компаний, большинство которых зарегистрировано в Джерси, Гернси, Люксембурге, на острове Мэн и на Британских Виргинских островах.

Ава Ли из Global Witness, организации, которая занимается расследованием коррупционных и финансовых преступлений, предположила, что сохранение анонимности владельцами шотландской собственности провоцирует активизацию незаконных финансовых потоков.

«В ходе своих расследований мы неоднократно обнаруживали, что преступники и коррупционеры отмывают и прячут грязные деньги в недвижимости, при этом скрывают личность за анонимными компаниями. Не может не беспокоить тот факт, что никто, даже правительство, не знает реальных владельцев шотландской собственности на 4,4 млрд фунтов», – сказала она.

Прем Сикка, профессор бухгалтерского учета в Эссекском университете, разделяет ее мнение. У себя в Твиттере он написал, что собственность, которая принадлежит офшорным компаниям, – это «главный фактор, провоцирующий уклонение от уплаты налогов и незаконные финансовые потоки».

По его мнению, шотландское правительство должно запретить офшорным компаниям покупать собственность без указания истинных бенефициаров.

Экономика Шотландии заботится о финансовой тайне и другими способами.

В прошлом месяце Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) сообщил о расследовании openDemocracy, согласно которому Украина внесла в черный список сотни шотландских компаний из-за подозрительной финансовой деятельности.

Иностранцы, желающие отмыть незаконную прибыль, часто пользовались продуктом шотландской финансовой системы, а именно предприятиями типа Scottish Limited Partnership (SLP).
Бен Коудок, руководитель отдела расследований в Transparency International UK, объяснил представителям OCCRP, что «выступать владельцами и контролировать SLP могут две офшорные компании, расположенные в секретных юрисдикциях».

«Они являются отдельными юридическими лицами, потому не должны подавать отчеты. Как результат, их очень сложно отследить и узнать, чем они занимаются. Это уникальный корпоративный механизм, потому он так ценен».

Абсолютно непонятно, какую выгоду получают шотландцы от своей непрозрачной финансовой системы.

«Значение имеет потенциальная потеря экономикой Шотландии налоговой прибыли», – сказал в интервью The Ferret Иан Мюррей, член парламента от Лейбористской партии из округа Эдинбург/Юг. «Усилия, которые мы приложили для того, чтобы сделать Эдинбург успешным городом, не могут пропасть зря. Деньги не должны утекать в секретные офшорные юрисдикции, их следует вкладывать в местную экономику и Национальную службу здравоохранения».

В прошлом месяце парламент Шотландии проголосовал за то, что зарегистрированные в офшоре компании не могут получить государственную помощь, выделяемые в связи с пандемией коронавируса.
«Я рад, что министры наконец поняли, в чем смысл справедливости. Это не окончательная мера, но она знаменует о новом подходе к решению проблем бесстыдного уклонения от уплаты налогов, и мы будем и дальше действовать в выбранном направлении», – заявил Патрик Харви, один из лидеров Партии зеленых.

Отправить комментарий