Закон Великобритании «о финансовых преступлениях» 2017 года

Интересное толкование нового британского закона о финансовых преступлениях, от 2017 года.

Перевод на русский язык статьи UK Criminal Finances Act 2017, написанной сотрудниками британской компании Debevoise & Plimpton, для своих клиентов.
Авторы: Каролос Сигер, Алекс Паркер, Эндрю Ли, Сери Чейв и Эд Пирсон

27 апреля 2017 г. Закон «О финансовых преступлениях» 2017 года (анг. Criminal Finances Act 2017) (далее по тексту «Закон») получил Королевскую санкцию. Он еще не вступил в силу, но ожидается, что это произойдет к сентябрю 2017 г. Закон включает ряд положений, которые окажут значительное влияние на расследование и применение нормы права к факту совершения преступления юридических лиц в Соединенном Королевстве. Основные аспекты Закона:

  • корпоративное правонарушение, состав которого предусмотрен новым Законом, в отношении непредотвращения попытки уклонения от уплаты налогов как на территории Великобритании, так и за его пределами, ассоциированными лицами в соответствии с Разделом 7 «Закона о борьбе со взяточничеством» 2010 года, в частности, компании будут вне подозрения в том случае, если смогут предоставить доказательства принятия «разумных превентивных мер», направленных на предотвращение содействия в уклонении от уплаты налогов;
  • значительное увеличение периода, в течение которого власти Великобритании могут проводить расследование и давать заключение по документации, предоставляемой в случае наличия подозрений в отмывании денег – настоящее положение может существенно повлиять на проведение корпоративных сделок, если не будет дано соответствующее разрешение в течение семи дней после уведомления властей Великобритании;
  • и введение понятия «необъяснимый порядок обогащения» («UWO»), позволяющее правоохранительным органам требовать от лиц, подозреваемых во владении имуществом, полученным преступным путем, предоставления детальных пояснений в отношении источника происхождения такого имущества. Неудовлетворение требований UWO будет являться основанием для предположения, что имущество было получено преступным путем и подлежит взысканию.

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ ПО НЕПРЕДОТВРАЩЕНИЮ ПОПЫТКИ УКЛОНЕНИЯ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ

Закон предусматривает строгую ответственность за совершение корпоративного правонарушения по непредотвращению попытки уклонения от уплаты налогов как в Соединенном Королевстве, так и за его пределами. Действие Закона также распространяется на юрисдикцию за пределами Великобритании.

Основными признаками преступления по непредотвращению попытки уклонения от уплаты налогов в Великобритании являются:

  • преступное уклонение от уплаты налогов налогоплательщиком;
  • преступное содействие в уклонении от уплаты налогов «ассоциированным лицом»
    «компетентного органа» (например, компанией или партнерством) – ассоциированное
    лицо может быть сотрудником, агентом или «любым другим лицом, действующим от имени или в интересах» компании;
  • непредотвращение компетентным органом попытки совершения преступного содействия ассоциированным лицом.

Орган, осуществляющий уголовное преследование, должен будет предоставить доказательства (вне всяких разумных сомнений) совершения двух основных преступлений, лежащих в основе связанных с ними преступных действий. Во-первых, должно иметь место преступное уклонение от уплаты налогов, которое определяется как: (а) мошеннические действия с доходами государства; или (b) умышленное вовлечение или совершение противоправных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов. Во-вторых, должно иметь место преступное содействие в уклонении от уплаты налогов ассоциированным лицом компетентного органа. Содействие в широком смысле определяется как пособничество, консультирование или обеспечение уклонения от уплаты налогов, а также умышленное вовлечение или совершение противоправных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов третьим лицом. На практике это включает оказание финансовой помощи, действие в качестве брокера, предоставление консультаций по планированию, а также создание и обслуживание соответствующей финансовой инфраструктуры.

В дополнение к вышеуказанным требованиям должны быть выявлены дополнительные признаки преступления по непредотвращению содействия в уклонении от уплаты налогов за рубежом:

  • компания должна иметь достаточную связь с Великобританией (например, быть зарегистрированной или вести свою деятельность в Великобритании, или ассоциированное лицо компании оказывало преступное содействие в Великобритании);
  • действия налогоплательщика и ассоциированного лица должны быть признаны преступными как на территории Великобритании, так и в юрисдикции той страны, в которой было зафиксировано уклонение от уплаты налогов.

Компания будет вне подозрений, если сможет доказать, что: (а) «ею были предприняты все превентивные меры, обоснованные в ожидаемых обстоятельствах» для предотвращения совершения преступного содействия ассоциированными лицами; (b) для компании «не было оснований в ожидаемых обстоятельствах» предпринимать превентивные меры.

Анализ

Как и в случае с «Законом о борьбе со взяточничеством», существуют определенные опасения из-за широкого понимания уголовного преступления по непредотвращению попытки уклонения от уплаты налогов, а также обязательств компаний, связанных с применением «разумных мер». Компании, оказывающие услуги в сфере налогообложения, должны будут пересмотреть и усилить внутренний контроль, а также убедиться в том, что они должным образом оценивают и устраняют риски, связанные с уклонением от уплаты налогов. В проекте Положений, опубликованном Государственным управлением Великобритании по налогам и таможенным сборам в октябре 2016, оговорено, что будет применяться ряд принципов, идентичных сформулированным Министерством юстиции в отношении «Закона о борьбе со взяточничеством», а именно: (а) оценка рисков; (b) пропорциональные рискам превентивные процедуры; (с) поддержка на самом высоком уровне; (d) комплексная оценка деятельности; (e) коммуникация (включая тренинги) и (f) контроль и проверка.

Формулировка «принятие разумных мер» значительно отличается от формулировки «принятие надлежащих мер», указанной в «Законе о борьбе со взяточничеством», и возможно является менее жестким понятием, значение которого будет определяться в зависимости от контекста. И поскольку это может привести к менее ограничительному подходу, такое понятие может быть истолковано произвольно, что может привести к применению более жестких мер. Однако, правительство заявило, что в связи с этим не будет введен режим «бездефектности». Дело в том, что для снижения риска содействия уклонению от уплаты налогов компания должна будет предпринять меры, пропорциональные рискам, с которыми она сталкивается.

Пока неясно, каким образом компании будут преследоваться за содействие уклонению от уплаты налогов за рубежом. Орган, осуществляющий уголовное преследование, должен будет не только доказать факт уклонения от уплаты налогов за рубежом и содействия нарушению норм уголовного права, но и доказать наличие двойной криминализации по обоим преступлениям. Это будет непростой задачей, учитывая различия и сложный характер налогового законодательства, и потребует заключений экспертов в отношении режимов налогообложения зарубежных стран. Это, в свою очередь, вызывает вопросы, связанные с общественным интересом к любому подобному уголовному преследованию.

Настоящий Закон вносит поправки в «Закон о преступлениях и судах» 2013 года в отношении соглашения об отсрочке судебного преследования («DPA»), которые будут введены в отношении корпоративных правонарушений. DPA – это довольно эффективный способ борьбы с компаниями, оказывающими содействие в уклонении от уплаты налогов как за рубежом, так и в Соединенном Королевстве. После обсуждений в начале этого года следующим шагом правительства Великобритании вероятно будет введение аналогичного понятия «состав правонарушения за непредотвращение экономических преступлений», включая махинации, отмывание денег, составление ложных отчетов с мошеннической целью, которые будут также решаться с помощью DPA.

ОТМЫВАНИЕ ДЕНЕГ

Три положения Закона вносят поправки в режим противодействия отмыванию денег Закона «О противодействии легализации доходов, полученных от преступной деятельности» 2002 года (‘POCA’). В настоящее время компании регулируемого сектора, а именно финансового сектора и сектора оказания услуг профессионального характера, должны разглашать информацию или сообщать о случаях возможного отмывания денег в Национальное агентство по борьбе с преступностью (‘NCA’) посредством уведомления о подозрительных финансовых операциях (‘SAR’). Более того, уведомление о подозрительных финансовых операциях может обеспечить защиту любой компании (независимо от того, находится она в или вне регулируемого сектора) в отношении основных преступлений по отмыванию денег, оговоренных в Законе «О противодействии легализации доходов, полученных от преступной деятельности». В настоящее время считается, что компания, передающая уведомление о подозрительных финансовых операциях, получила разрешение Национального агентства по борьбе с преступностью в случае, если: (а) в течение семи рабочих дней NCA не уведомляет компанию о том, что ей отказано в разрешении; или (b) NCA уведомляет компанию в течение семи рабочих дней о том, что ей отказано в разрешении, однако последующий 31 календарный день не предпринимает никаких действий (далее по тексту «период моратория»). Это привело к тому, что компании регулируемого сектора и монополисты регулярно передают уведомления о подозрительных финансовых операциях с целью получения разрешения на проведение любой транзакции, предметом которой потенциально может быть имущество, приобретённое преступным путём, отчасти вследствие того, что «порог» вынесения подозрений о преступном характере транзакции очень низок.

Следует особо отметить, что Закон позволяет NCA и другим уполномоченным органам (включая Службу по борьбе с финансовыми махинациями в особо крупных размерах и Инспекцию по контролю за деятельностью финансовых организаций) до шести раз обращаться в Уголовный суд присяжных за постановлением о продлении периода моратория на 31 день, таким образом период моратория может быть продлен в целом до 186 дней. Для выдачи постановления суд должен будет убедиться в том, что расследование проводится «в надлежащем оперативном порядке», дополнительное время нужно для завершения расследования, а продление периода моратория является целесообразным в сложившихся обстоятельствах.

Кроме того, Закон позволит компаниям регулируемого сектора добровольно обмениваться информацией друг с другом при решении вопроса о целесообразности уведомления о подозрительных финансовых операциях. NCA или компания регулируемого сектора (Компания Б), может запросить у другой компании регулируемого сектора (Компания А) разглашения информации Компании Б, если это сможет помочь Компании Б определить, имеет ли место отмывание денег, о котором подозревает Компания Б. Впоследствии Компания А и Компания Б могут также подать совместное уведомление о подозрительных финансовых операциях (совместное SAR) в NCA с целью выполнения своих обязательств согласно Закону «О противодействии легализации доходов, полученных от преступной деятельности». Более того, Закон защищает обмен информацией между Компанией А и Компанией Б от нарушения условий конфиденциальности или прочих ограничений, связанных с разглашением информации.

Закон также позволяет NCA обращаться в Магистратский суд за постановлением о получении дополнительной информации после получения SAR. Суд может принять такое постановление, если решит, что оно поможет NCA в расследовании факта отмывания денег и что это является целесообразным в сложившихся обстоятельствах, а ответчик либо подал SAR либо является компанией регулируемого сектора. NCA может также обращаться за постановлением о получении дополнительной информации в том случае, если уполномоченный орган другой страны, получивший уведомление о факте отмывания денег, запрашивает информацию у NCA.

Анализ

Предоставление суду полномочий по увеличению периода моратория с 31 дня до 186 дней означает, что компаниям нужно будет проводить очень тщательный анализ и решать, достаточны ли их подозрения в отмывании денег и отвечают ли они заявленным в Законе «О противодействии легализации доходов, полученных от преступной деятельности» и нужно ли передавать уведомление о подозрении в NCA. Это крайне важно в неясных и спорных случаях, где сроки имеют критическое значение для проведения транзакций. Отсрочка в шесть месяцев, в течение которых проводится расследование SAR, может привести к срыву крупных сделок. Эта практика приведет к тому, что компании отойдут от практики «уведомлений для защиты» с целью защиты своих интересов, осознавая, что NCA обычно дает согласие на проведение расследования, а полное расследование полученного уведомления о подозрительных финансовых операциях может длиться более 31 дня. Интересно, будут ли применяться на практике положения «Закона о добровольном обмене информацией между компаниями регулируемого сектора» и совместные уведомления о подозрительных финансовых операциях.

НЕОБЪЯСНИМЫЙ ПОРЯДОК ОБОГАЩЕНИЯ

Введение понятия «необъяснимый порядок обогащения» (‘UWO’) предусматривает предоставление физическими лицами-ответчиками (лицами, подозреваемыми в отмывании денег или влиятельными политическими лицами (‘PEP’) детальной информации по тем активам, стоимость которых не соответствует их официальным доходам. Подозрение в необъяснимом порядке обогащения может быть предъявлено Высоким судом после ходатайства Национального агентства по борьбе с преступностью или другого правоохранительного органа.

Правительство заявило, что механизм UWO будет в основном применяться в качестве инструмента следствия в дополнение к уже существующим механизмам. В настоящее время существует два основных способа обращения взыскания на активы, полученные преступным путем: (а) согласно приказу о конфискации лицо, признанное виновным в совершении уголовного преступления, обязано уплатить в Казначейство сумму, эквивалентную выгоде, полученной им в результате совершенного преступления; и (b) в соответствии с приказом об обращении взыскания на имущество в гражданско-правовом порядке, возможно взыскание имущества в отношении которого существует подозрение о том, что оно было получено
«преступным путем», без предварительного осуждения в уголовном порядке.

Для применения механизма UWO Высокий суд должен иметь достаточно доказательств того, что:

  • стоимость имущества ответчика превышает 50 000 фунтов стерлингов;
  • существуют веские основания подозревать, что известных источников официального дохода ответчика было бы недостаточно для приобретения имущества;
  • и любой из следующих вариантов:
    • существуют веские основания подозревать, что ответчик или лицо, связанное с ответчиком, было ранее или в настоящее время замешано в серьезном преступлении (включая отмывание денег, незаконный оборот наркотиков или торговлю оружием) на территории СК или за его пределами; или
    • ответчик является влиятельным политическим лицом.

В соответствии с UWO ответчик должен предоставить пояснения:

  • с указанием источника происхождения и размера доли ответчика в имуществе;
  • с объяснением того, как ответчик приобрел имущество (включая, в частности,
    понесенные при приобретении имущества издержки);
  • с указанием информации об общественном фонде в случае, если владельцами имущества являются попечители общественного фонда; и
  • с уточнением любой иной запрашиваемой информации.
  • В частности, невозможность предоставить ответ на UWO в течение установленного Судом срока или предоставление неудовлетворительных объяснений будет являться основанием для предположения, что имущество было получено преступным путем и подлежит взысканию в соответствии с Положениями об обращении взыскания в гражданско-правовом порядке, указанными в Части 5 Закона «О противодействии легализации доходов, полученных от преступной деятельности». Если ответчик предоставит информацию в установленные сроки, у уполномоченного органа будет 30 дней для рассмотрения полученных доказательств. В течение этого периода он должен будет решить, следует ли предпринимать дальнейшие действия, начать расследование или ходатайствовать о выдаче приказа об обращении взыскания на имущество в гражданско-правовом порядке.

    Анализ

    Любые пояснения, предоставляемые ответчиком в ответ на UWO, могут быть использованы исключительно в качестве доказательств, а не в открытом против него уголовном производстве. Следовательно, право лица не свидетельствовать против самого себя будет защищено. Однако, при предоставлении ответа на UWO ответчик должен действовать крайне предусмотрительно. Ответчики будут стараться соблюдать требования UWO, учитывая презумпцию вины при отказе соответствовать требованиям, разглашая при этом исключительно ту информацию, которую необходимо. В то же время им необходимо проявлять предусмотрительность, чтобы не ввести Суд в заблуждение, неверно истолковав положения Закона, который предусматривает наказание за предоставление ложных и вводящих в заблуждение сведений в ответ на UWO. На практике это может быть неким труднодостижимым компромиссом.

    Отправить комментарий