Ведущие британские компании обвиняются в использовании налоговых убежищ

По данным исследования, опубликованным в понедельник, и вызвавшим новую волну обеспокоенности относительно уклонения от корпоративного налогообложения, 100 самых крупных британских компаний имеют более 8 тысяч дочерних компаний или совместных предприятий в оншорных и оффшорных налоговых убежищах.

Цифры, опубликованные благотворительной организацией ActionAid, показывают, что только у двух компаний из зарегистрированных в британском индексе FTSE 100 нет дочерних компаний в налоговых убежищах, в то время как таким компаниям, как Barclays и Tesco принадлежат сотни таких дочерних компаний.

Корпоративное использование оффшорных дочерних компаний было резко раскритиковано участниками налоговых кампаний в качестве тактического хода для легального снижения корпоративных налогов, наряду с тем, что компании Vodafone, Starbucks и Amazon стали причиной протестов и критики со стороны членов парламента.

Дэвид Кэмерон обязался обсудить вопрос об уклонении от налогов и оффшорной тайне в ходе саммита Большой 8 в следующем месяце, где Великобритания выступает председателем в этом году.

Выступая после субботнего заседания министров финансов Большой 7, канцлер Джордж Осборн сказал, что необходимы международные действия, добавляя, что «важным является, чтобы компании и физические лица оплачивали налоги, которые они обязаны оплачивать».

Но многие оффшорные юрисдикции, используемые индексом FTSE 100, имеют тесные связи с Великобританией, что является проблемой, с которой столкнулись Камерон и Осборн в преддверии переговоров с другими лидерами Большой 8.

В общей сложности, компании индекса FTSE 100 имеют 1685 дочерних компаний в зависимых территориях короны Великобритании, таких как Джерси, или других заморских территориях, таких как Британские Виргинские острова (БВО), Бермуды и Гибралтар.

Недавно Министерство финансов представило правительственный курс для обмена еще большим объемом информации о потенциальных налоговых уклонистах, осуществляющих свою деятельность за пределами британских заморских территорий. Но участники кампании предупредили о том, что пока соглашения внесли маленький вклад в борьбу с оффшорной корпоративной конфиденциальностью и схемами.

Также исследование представило данные, охватываемые определением налоговое убежище, включая оншорные юрисдикции, такие как американский штат Делавэр, а также Республику Ирландию, которая попала под давление государств ЕС, что касается проведения реформы своего собственного низкого налогообложения и нормативной среды.

Кроме того, самые крупные британские публичные компании имеют 8 тысяч 311 дочерних компаний в налоговых убежищах.

Цифры показывают, что банки являются самыми плодотворными пользователями убежищ, включая большую четверку - Barclays, HSBC, the Royal Bank of Scotland и Lloyds, из ведущих 10 банков.

Банк Barclays сообщил, что в 2011 году он работал над тем, чтобы сократить количество своих оффшорных филиалов на территории Каймановых островов, но исследование показало, что у него все еще есть 120 филиалов на территории Карибского бассейна, наряду с множеством других филиалов в других юрисдикциях с низкими налоговыми ставками или правилами ограниченного раскрытия информации перед другими налоговыми органами власти.

Лорд Окшотт, представитель Либерал-демократов, сказал, что исследование показало, что новые меры в отношении налоговых убежищ, являются необходимыми.

Он сказал: «Налоговая прозрачность должна начинаться здесь, дома. Ошеломительное исследование ActionAid ставит нас в такое положение, при котором стыдно быть британцами. Слишком много ведущих компаний Великобритании отмывают миллионы с помощью британских налоговых убежищ».

«Кэмерон и Осборн не могут закрепить за собой статус налоговых борцов за справедливость на международном уровне до тех пор, пока они не прекратят этот налоговое нарушение, начиная с таких банков, как RBS и Lloyds».

Но использование оффшорных юрисдикций вышло далеко за пределы банковского мира. Производители пищевой промышленности, розничные торговцы и компании по производству напитков находятся среди компаний индекса FTSE 100, которые используют оффшорные юрисдикции.

Розничным предприятием с самым большим количеством дочерних компаний в странах названных налоговыми убежищами является Tesco, у которого 107 таких компаний, которые зачастую привязаны к своим положениям о финансовых услугах. Сюда входят восемь фирм, расположенные в Джерси, девять на территории БВО, и 14 на территории Каймановых островов.

Особое беспокойство у участников кампании вызывает стоимость оффшорных налоговых соглашений по отношению к населению развивающихся стран.

Например, компания Tullow Oil, которая описывает себя в качестве «ведущей независимой нефтяной компании в Африке», получает 84% своих доходов из континента, но только 4 из 81 компании, которые числятся ее дочерними компаниями, зарегистрированы в странах Африки. В противоположность этому, больше половины (47) зарегистрированы в налоговых убежищах, включая БВО, Сент-Люсию, Нормандские острова и Нидерланды.

Три четверти от этих компаний в налоговых убежищах относятся к развивающимся странам, таким как Либерия, Кения, Малави и Сьерра-Леоне.

Хотя исследование ActionAid и показало, что страны были выбраны из-за их принципов конфиденциальности и налогового управления, присутствие компании в таких странах не означает, что они обязательно занимаются такими видами деятельности.

Нет никаких указаний того, что фирмы индекса FTSE 100 вовлечены в виды деятельности, которые нарушают налоговое законодательство.

Майк Левис, политический консультант в области налоговой справедливости в ActionAid, который проводил исследование, назвал налоговые убежища «одной из самых больших преград» в борьбе с глобальной бедностью.

Он добавил: «Бедные страны теряют в три раза больше денег в налоговых убежищах, чем они получают в виде помощи каждый год».

«Схемы налоговых убежищ являются практически универсальными, и становятся более популярными для осуществления инвестиций в развивающихся странах».

«Когда Дэвид Кэмерон возглавит саммит Большой 8 в Северной Ирландии в следующем месяце, он должен выполнить свое обещание, и начать борьбу с налоговыми убежищами».

Двумя компаниями в индексе FTSE 100, у которых нет дочерних компания в налоговых убежищах, стали горнодобывающая компания Fresnillo и компания по предоставлению финансовых консультаций Hargreaves Lansdown.

Представитель компании Tullow Oil сказал, что компания не уклонялась от налогов, и не использовала компании в налоговых убежищах, чтобы уклониться от налогов, добавив: «Нашей целью в налоговом планировании является обеспечение того, чтобы компания оплачивала соответствующую сумму в виде налога в той юрисдикции, в которой осуществляется деятельность».

«Таким образом, ни одна страна, в которой мы работаем, ничего не теряет, так как некоторые компании, которые нам принадлежат, расположены в налоговых убежищах».

Ее семь дочерних компаний были спящими, не получая никакой прибыли, и были включены в план удаления, в то время как пять компаний были холдинговыми компаниями с минимальной деятельностью, добавил он.

Представительница банка Barclays сказал, что компания была среди ведущих налогоплательщиков Великобритании, и действовала этично.

Она сказала: «Эта история основывается на неправильном представлении, и вводит в заблуждение. Делавэр не является юрисдикцией с низкими налогами. Прибыль в штате подлежит взиманию американского корпоративного налога по ставке в размере 35%, а также налогу штата Делавэр».

«У банка Barclays есть огромное количество компаний во многих указанных юрисдикциях».

«На территории Каймановых островов практически вся прибыль, сгенерированная в этих компаниях, подлежит взиманию корпоративного налога по ставке корпоративного налога в Великобритании. Количество компаний Barclays в юрисдикциях с низкими налогами снизилось с 339 в 2009 году до 252 к февралю 2013 года, представляя снижение на 26%. Мы планируем уменьшить их количество и в 2013 году».

Представитель компании Tesco сказал: «Мы являемся одним из самых крупных плательщиков налогов в Великобритании. Мы внесли 1,5 млрд. фунтов стерлингов в году, который закончился в феврале 2012 года, включая 519 млн. фунтов стерлингов в виде корпоративного налога. У нас действительно есть много компаний в юрисдикциях с низкими налогами, но это либо холдинговые компании, спящие, и зарегистрированные в рамках британского налога, либо компании, которые подлежат контролю со стороны иностранных компаний, и согласованы с Королевской налоговой и таможенной службой».

Несмотря на то, что меры уже были предприняты для того, чтобы подавить уклонение от налогов со стороны физических лиц, участники кампании снова повторили, что отсутствие шагов, направленных против корпоративной деятельности в убежищах, ни к чему не приведет.

Отправить комментарий