Украинская система администрирования налогов признана худшей в мире

Речь пойдет о такой «животрепещущей» для Украины теме, как оффшорные компании. Тема эта не только не нова, но и достаточно избита. Она широко обсуждается как депутатами на трибуне Верховной Рады, так и простыми обывателями. Мы слышим про загадочные оффшорные зоны с экранов телевизоров, читаем о них в газетах и в интернете. Есть мнение, что, закрыв оффшоры, можно возродить украинскую экономику, вернув, таким образом, налоги в государственный бюджет. В глазах рядового украинца оффшоры кажутся теми загадочными сокровищницами, в которых хранятся недоступные для государства деньги. Кажется, что стоит только запустить туда руку, и на нас прольется золотой дождь из социальных выплат и огромных зарплат. Некоторые политики успешно используют подобные призывы в своих предвыборных кампаниях. Они громогласно вещают о том, что легализация доходов украинских предпринимателей немедленно приведет к небывалому экономическому росту. В связи с этим многим людям хотелось бы узнать мнение экспертов по этому поводу. Так что же такое оффшорные компании, какую роль они играют в украинской экономике, и чего приносят больше – вреда или пользы?

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, стоит немного оглянуться назад. Впервые украинские предприниматели обратились к оффшорным компаниям в далеком 1991 году. С тех пор прошел 21 год. Благополучные отечественные предприятия со стабильными доходами прекрасно себя чувствуют, будучи зарегистрированными на территории Кипра или других государств с мягким налоговым режимом. Они платят налоги в бюджеты других стран, пополняя чужие государственные фонды. Реакция государства за последние два десятилетия также не изменилась. По-прежнему слышатся призывы к пресечению уплывающего за рубеж денежного потока, по-прежнему представители налоговой администрации и Национального Банка периодически оповещают общественность о том, что строят какие-то грандиозные планы, долженствующие немедленно пресечь отток средств, но никаких реальных действий мы, к сожалению, не видим. Сергей Тигипко еще в 2011 году неоднократно утверждал, что главная беда Украины – это огромное количество отечественных компаний, зарегистрированных в оффшорных зонах. Он говорил, что стоит только разобраться с этой проблемой, и все будет в порядке – бюджет пополнится средствами, предприятия заработают на полную мощность, экономика возродится. Как было бы прекрасно, если бы было именно так, если бы можно было провести лишь один закон, запретить или разрешить что-нибудь, и после этого увидеть Украину в числе благополучных стран. Хотелось бы выяснить, так ли это на самом деле.

Разъясняет ситуацию известный финансист и политик Игорь Уманский. Он объясняет нам, в чем же преимущества и недостатки оффшорных зон. Ситуация такова, что Украина существует не в автономном режиме, она является частью мировой экономики и мирового рынка. Каждое государство имеет собственную систему налогообложения. Соответственно, налоговые ставки в разных государствах также различаются. Например, на Украине предприниматель должен отчислять в бюджет 21% от своего дохода, а на Кипре налоговая ставка не превышает 4%. Некоторые страны специально создают льготные налоговые режимы для того, чтобы привлечь инвестиции в свою экономику или хотя бы спровоцировать иностранные компании на открытие представительств и офисов на их территории. Понятно, что маленькое островное государство, не обладающее ископаемыми и большими земельными угодьями, ищет для себя подходящие источники дохода. Здесь играет свою роль наличие соглашения между Украиной и определенным государством об отсутствии двойного налогообложения. Если это соглашение есть, то ничто не мешает отечественным предпринимателям открывать свои представительства в тех государствах, в которых налоговые режимы более либеральны, чем в Украине. Например, если наше предприятие заработало 100 гривен, то, по украинскому законодательству, оно должно отдать в бюджет 21 гривну. При тех же условиях кипрская компания до недавнего времени должна была заплатить в бюджет островного государства всего 4 процента. Само собой разумеется, что любой предприниматель, несмотря на всю свою патриотичность, с радостью согласился бы на такой вариант. Любовь к Родине – это одно, а бизнес – это другое. Ничего личного, как говорится. При этом все декларации заполняются полностью легально, предприниматель показывает все свои доходы, и, по соглашению об отсутствии двойного налогообложения, не платит налоги на Украине. Так и происходит, причем не только у нас, но и во всем мире. Так работают бизнесмены не только на Украине, но и в Соединенных Штатах и Европе. Даже в составе Великобритании есть острова, имеющие статус оффшорных зон. Тут вопрос, скорее, к нашей налоговой системе. Разговор идет не только о налоговых ставках, но и о системе администрирования. Мы много слышим о том, что Украина заняла второе место в мире по количеству налогов, однако никто нам не сообщает, что система налогового администрирования Украины считается худшей среди прошедших мониторинг государств. Мониторинг проводился в 142 странах в 2011 году. Думается, что в этом году ситуация не улучшилась. Поэтому главный вопрос состоит не в самом существовании оффшорных зон. Предприниматели из самых развитых государств работают в оффшорах, однако не в таких масштабах, как на Украине. Главный вопрос состоит в том, будем ли мы стимулировать развитие отечественного бизнеса и привлекать инвесторов в украинскую экономику или же пустим все на самотек. Второй вопрос заключается в способе определения реальных доходов предпринимателей. Есть большая разница в том, где заработаны те же самые 100 гривен – на территории Кипра или на территории Украины. Во втором случае они превращаются в деньги, выведенные за границы государства не совсем легальным способом.

Не так давно один из украинских политиков утверждал, что государственные органы сегодня имеют в своем арсенале достаточно законных средств для того, чтобы навести порядок в налоговых вопросах. Надо полагать, что все эти средства ограничиваются словами «запретить» и «не пустить». Конечно, сделать это достаточно просто, стоит только разорвать соглашение с Кипром, например, об отсутствии двойного налогообложения. Однако главная проблема не в том, чтобы закрыть «выход» в кипрский оффшор. Вряд ли это приведет к каким-либо положительным результатам. Как известно, наш народ предприимчив, и он немедленно придумает десятки схем для сокрытия налогов. Главная проблема состоит в том, чтобы поднять налоговую культуру, причем не только у населения и бизнесменов, но и у представителей налоговой администрации. Культура должна быть взаимной. «Нести» в народ ее обязаны именно налоговые органы. Начинать нужно с реформы государственных органов, постепенно распространяя новые отношения на всех участников рынка, как на бывалых, так и на начинающих. Без этого ни один налогоплательщик не сможет спокойно работать на территории Украины. Правила должны быть одинаковыми для всех предпринимателей, без исключений. Соответственно, без исключений должны применяться наказания. На сегодняшний день эта схема, к сожалению, не работает. В этом легко убедиться, если ознакомиться со списком 105 самых богатых компаний Украины. Он почему-то не совпадает со списком 105 компаний, заплативших наибольшие налоги.

На самом деле оффшорных зон в мире существует великое множество. Так почему же мы чаще всего говорим о Кипре? Во-первых, Кипр был первым деловым партнером Украины, и многие сегодня исходят из опыта своих коллег, когда планируют открывать оффшоры. Наши люди предпочитают иметь дело с проверенными партнерами, чтобы не учиться на собственных ошибках. Вести дела с киприотами можно, и об этом известно всем. Во-вторых, Кипр – это курортная зона, издавна привлекающая туристов. Начиная с 1991 года, украинцы периодически приезжали на Кипр отдыхать, и там им предлагали уменьшить налоговую нагрузку за счет открытия компаний на территории этого государства. Видимо, киприоты просто научились хорошо работать с нашими предпринимателями, они делали им предложения, от которых те просто не могли отказаться. На самом деле, в мировом масштабе, с Кипром сегодня работает не так уж много компаний, желающих оптимизировать свои налоговые обязательства. Существует множество оффшорных зон в Северной Европе и Азии, пользующихся куда большей популярностью у европейских и американских бизнесменов, чем Кипр. Пока украинских бизнесменов они практически не интересуют, но это просто дело времени. Именно поэтому Украина, прекратив сотрудничество с Кипром, не решит свои экономические проблемы, а только уничтожит результат многолетней дипломатической работы по налаживанию отношений с этим регионом. Предприниматели просто перерегистрируют свои предприятия в других оффшорных зонах, коих, как уже говорилось, существует великое множество.

Существует точка зрения, что достаточно только будет ввести налог для компаний, работающих в оффшорах с мягким режимом налогообложения, и проблема решится сама собой. В частности, такое мнение высказывала заслуженный экономист Украины Татьяна Зацерковная. Да и вице-премьер Тигипко также поддерживал эту точку зрения. Но, скорее всего, такая постановка вопроса – не более чем иллюзия. Существует множество проверенных годами схем «ухода» от налогов. Предприниматели все равно не будут платить налоги на Украине, они придумают что угодно, только бы избежать непосильного финансового гнета. Например, можно зарегистрировать свою компанию в Швейцарии, наладить отношения со швейцарским предприятием, которое, в свою очередь, будет иметь дело с немецкой компанией, работающей с оффшором. Конечно, схема в таком случае будет более дорогой, чем открытие компании просто в оффшорной зоне, однако она, безусловно, окупится. Стоит только вспомнить о налоговой нагрузке на Украине и коррупционных схемах, и становится ясно, что даже самый сложный «расклад» оправдает себя достаточно быстро. Надо сказать, что те компании, которые не «крышуются» нашими налоговыми органами, в большинстве своем так и работают. Поэтому те суммы, которые озвучиваются при подсчете сумм, уходящих в оффшоры с мягким налоговым режимом, и составляют десятки миллиардов долларов, не вполне корректны. Они ни в коей мере не отражают тех финансовых потоков, которые идут через государства с либеральной системой налогообложения.

Есть такое мнение, что деньги, полученные в результате финансовых операций, проведенных через оффшорные зоны, все равно вернутся на Украину. Те специалисты, которые высказывают такие мысли, говорят, что оффшорные деньги – это все-таки деньги украинских предпринимателей, и они возвращаются в страну в качестве инвестиций. Фирмы возвращают огромные суммы в украинскую экономику, выводя деньги из оффшоров и вкладывая их в развитие собственных предприятий. Что же в таком случае теряет государство? В первую очередь оно теряет налоги. Эти налоги платятся в оффшорной зоне и не попадают в бюджет страны. И это не только те налоги, которые платятся в момент получения прибыли, это также налоги на инвестиции. Дело в том, что инвесторы в нашей стране имеют множество льгот, предусмотренных законодательством для привлечения иностранных капиталов. Например, существуют льготы на определенные виды ввозимого оборудования. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что государственный бюджет теряет налоги дважды: в первый раз при оптимизации предприятием дохода, во второй раз при ввозе денег в Украину в качестве инвестиций. Правда, инвестиций этих не так уж и много, так как инвестиционный климат на Украине также оставляет желать лучшего. Часто предприниматели так и не возвращают деньги в Украину, вкладывая их в недвижимость за границей или приобретая акции известных западных предприятий.

По поводу инвестиций можно говорить долго. Даже существующие налоговые льготы неспособны привлечь на территорию Украины инвесторов, и все из-за нестабильного состояния нашей экономики. Государственный бюджет Украины год от года «трещит по швам», наполняясь лишь предвыборными обещаниями и громкими лозунгами. Чтобы не быть голословными, можно привести в качестве примера статистические данные по наполнению бюджета в этом году. Мягко говоря, они не радуют. Не слишком оптимистичная на начало года ситуация с каждым днем продолжает обостряться. В сентябре доходы общего бюджетного фонда увеличились всего лишь на 0,1%. Чтобы выполнить доходную часть бюджета, среднемесячный доход в четвертом квартале должен составить 37 млрд. гривен. Между тем эксперты утверждают, что вряд ли удастся собрать до конца года больше 11 млрд. гривен. Правда, финансисты говорят, что в ноябре доходы традиционно увеличиваются за счет перечисления налога на прибыль, так что планируется перекрыть бюджетный дефицит за четвертый квартал. Возможно, так и будет, если поступления в государственный бюджет будут проходить на прежнем уровне. Хотелось бы верить, что так оно и будет. Надо полагать, что особенно на это надеются те, кто получает зарплаты, пенсии, социальные выплаты из государственных фондов. Однако последняя информация говорит о другом. На сайте Государственного казначейства указано, что на сегодняшний день в бюджет поступило около 246 млрд. гривен при плановых 368 млрд. Динамика поступлений также не радует. К этому стоит прибавить показатель планового дефицита, утвержденный на государственном уровне. Это без учета покрытия кассовых разрывов инвестиционного фонда, не предусмотренных законом о бюджете. Таким образом, несложно подсчитать, что даже при положительной динамике мы можем иметь значительные проблемы с выполнением обязательств Государственного фонда в текущем году.

Несложно догадаться, чем грозит такое положение дел рядовым украинцам. Впрочем, нам не привыкать, из года в год мы слышим одно и то же от чиновников государственных органов и бюджетных организаций. Как обычно, бюджетные средства к концу года расходуются, и многочисленные социальные фонды остаются без денег. Если Государственный фонд не сможет финансировать расходы, то получение средств из бюджета будет приостановлено. Правительство сможет покрыть бюджетный дефицит только из дополнительных займов, которые, в свою очередь, только увеличат государственный долг. Других возможностей, к сожалению, просто не будет. Конечно, есть еще один выход: увеличение налоговых ставок, однако вряд ли это средство подойдет для государства, постоянно выкачивающего средства из скудных доходов отечественных бизнесменов.

Конечно, четвертый квартал принесет государству дополнительный доход за счет налога на прибыль, именно так утверждают специалисты из многочисленных государственных структур. Однако не нужно забывать, что рост поступлений обусловлен, прежде всего, увеличением инфляции. Ведь увеличение дохода происходит не из-за того, что изменяется налоговый режим или появляются хоть какие-то признаки финансового благосостояния населения и предпринимателей. Просто растущая инфляция в очередной раз выкачивает деньги из карманов налогоплательщиков. Эта ситуация повторяется ежегодно, судя по всему, она является сюрпризом только для государственных чиновников. В качестве примера можно привести ситуацию 2008 года, когда бюджет планировался с учетом предполагаемого экономического роста, но эти ожидания не оправдались. В 2009 году планировалось увеличить экономические показатели на 5%, а в результате они уменьшились на 15%. Подобная ситуация могла бы быть и в 2013 году, если бы ВР утвердила тот проект государственного бюджета, который был ей предложен на рассмотрение. Однако это дело будущего, вернемся ко дню сегодняшнему и посмотрим, что нас ожидает в ближайшие дни. Если говорить о тех поступлениях, которые должны поступить в государственный бюджет в течение последнего квартала этого года, то чтобы выполнить бюджетный план, мы должны до конца года получить более 122 млрд. гривен, то есть превысить показатели прошлого года на 39%. Как говорится, без комментариев.

Еще один интересный вопрос: долги Украины. Речь идет не только о долгах в Международный валютный фонд, но и о различных краткосрочных кредитах, мелких займах и разнообразных обязательствах. Бюджет – достаточно сложный документ, в его расходы включаются только проценты на обслуживание государственного долга. При этом доходы государства, как правило, в бюджете практически не учитываются. Они носят такой себе умозрительный характер и могут составлять весьма примерную сумму. Принятие бюджета носит в нашей стране более политический, чем экономический характер. Именно поэтому сроки принятия бюджета так варьируются, в зависимости от политической ситуации. За всю историю независимости было лишь два случая, когда бюджет принимался в первом чтении, и лишь один случай, когда бюджет не рассматривался вообще. В этом году депутаты даже не дали министру сделать свой доклад. Они были настолько возмущены предоставленной министром информацией, что даже нес стали рассматривать проект бюджета на будущий год. Этому есть несколько предпосылок. Если на первый взгляд картина кажется вполне радужной, то при ближайшем рассмотрении становится ясно, почему на этот раз депутаты не захотели даже слышать об очередном оптимистичном и не очень-то правдивом проекте. В качестве примера можно привести ситуацию, которая сложилась на сегодняшний день. Согласно закону о государственном бюджете, за текущий год мы должны погасить долги и расходы, сумма которых составляет около 60 млрд. гривен. До сентября было погашено долгов на сумму около 49 млрд., и, по расчетам, до конца года осталось погасить всего лишь 11 млрд. Однако в плановые расходы не включена сумма полного долга, так как бюджет принимался не в конце декабря, и не были учтены все факторы. В декабре прошлого года разработчики бюджета почему-то не учли двухмиллиардный долг перед ВТБ и пять миллиардов гривен краткосрочных обязательств, взятых на себя правительством Украины. Не мешало бы спросить, конечно, кто и на какие цели брал такие кредиты, но это уже другой вопрос. Однако печальные реалии сегодняшнего дня говорят нам о том, что 13 млрд. «забытых» гривен прибавляются к плановым 11 млрд. Итого, путем несложного арифметического подсчета приходим к выводу, что до конца года из бюджета должно быть погашено 24 млрд. гривен долга.

Некоторые политики утверждали, что тот бюджет, который был представлен на рассмотрение парламента, можно было принять с прежним составом Верховной Рады. Однако это сделать не удалось, и в этом нет ничего удивительного. Тот документ, который назывался проектом Государственного бюджета на 2013 год, не имел никакого экономического смысла. Скорее всего, это был просто не слишком удачный политический ход, предназначенный для предвыборной агитации. Данные, указанные в этом проекте, были явно завышены с целью показать уровень предполагаемого экономического роста в будущем году. Так, на ближайшие два года правительство запланировало рост ВВП на 28,5%. Это не просто невозможно, это переходит все границы реальности, и каждый человек должен это понимать. Даже в самых развитых государствах достичь такого уровня невозможно. Представители сильнейших экономик мира умерли бы от зависти, если бы мы получили такие показатели. Учитывая то, что в этот процент даже не включен процент инфляции (так как у нас в государстве наблюдается дефляция), то даже тот рост ВВП, который мы можем просчитать чисто теоретически, не может превышать 14%.

Когда в 70-х годах прошлого года канадские учителя обсуждали с западными банкирами судьбу украинского государства, они пришли к выводу, что украинской политэкономии не существует. Наши сегодняшние оппозиционеры так и не смогли создать государство, в котором работали бы элементарные рыночные законы. В результате их деятельности получилось что-то вроде неоколониализма, существующего под государственным флагом Украины. Существует ли вообще экономическая политика, способная превратить Украину в государство для людей, а не для чиновников или политиков? Надо полагать, существует. Есть экономическая теория, которая может применяться или не применяться по отношению к тому или иному государству. На Украине живет много образованных людей, разбирающихся в микроэкономике, экономической теории, политэкономике. Вопрос, скорее всего, состоит в том, какую мы можем выбрать модель развития для нашего государства. Надо полагать, что пропагандируемая нашими оппозиционерами модель теория либерализма и свободного рыночного регулирования на Украине себя не оправдала. Впрочем, это касается не только Украины, но и всего мира, и последний экономический кризис это подтверждает. Большинство стран, хотят они этого или нет, вынужденно возвращаются к системе государственного регулирования экономических показателей. Это может быть как непосредственное влияние путем ценообразования, так и создание противовесов и стимулов в экономической политике. Следует признать, что на сегодняшний день не существует политической силы, способной представить на суд общественности хоть сколько-нибудь вразумительный план. К сожалению, все экономические планы, озвученные в ходе предвыборной гонки, очень далеки от реальности. Конечно, представленная два года назад президентом программа была очень хороша, и большинство ведущих экономистов с удовольствием поставили под ней свои подписи. Только почему-то с тех пор практически ничего не сдвинулось с места, и непонятно, кто и когда будет выполнять эту прекрасную программу. Ни один из политиков так и не взялся за реформирование экономики, программа президента так и осталась теоретической выкладкой, не приведшей к каким-либо положительным результатам.

Бюджет на 2009 год был принят с прогнозом реального роста ВВП в объеме 4,9% на год. Не принят был Государственный бюджет на 2010 год, и именно в первом квартале 2010 года мы жили без Государственного бюджета, руководствуясь лишь Бюджетным кодексом и бюджетом предыдущего года. Те проблемы, с которыми мы столкнулись тогда, могут ожидать нас и сейчас. Столкнулись мы с тем, что популистская динамика роста, заложенная в размере 5%, привела 15%-ному падению. Такая же проблема была в 2009 году, не изменилась ситуация и сегодня. На самом деле, суть проблемы понять несложно. Те доходы, которые собирались в реальности, были недостаточны для покрытия заложенных с бюджет расходов. Последствия подобной политики всем известны: это долги и невыплаченные кредиты. Дело в том, что закон о Государственном бюджете утверждает лишь статьи расходов, доходы же регламентируются размытым и туманным налоговым законодательством. В бюджете доходы калькулируются лишь приблизительно. Настоящей статистики по доходам как не существовало в 2009 году, так не существует по сей день. Многие слышали тогда о конфликтах, возникающих между Администрацией президента и правительством. Администрация требовала ежемесячно представлять полный отчет по всем областям, в том числе и по местным бюджетам, как в расходной, так и в доходной части. Министерство финансов и Государственное Казначейство предоставляло всю информацию на 15-й день по завершении бюджетного периода. Эта информация предоставляется и сегодня, она является общедоступной. При желании каждый может ознакомиться с этими данными, посетив официальный сайт Государственного Казначейства и Министерства Финансов. Правда, там невозможно найти данных по государственным кредитам и государственному долгу, а если они присутствуют, то очень долго не обновляются. Не нужно забывать и о том, что тогда была достаточно сложная ситуация в связи с предвыборным периодом. Впрочем, на сегодняшний день мы находимся в таком же положении: должностные лица не заинтересованы в том, чтобы говорить избирателям правду и сообщать им о реально существующих проблемах.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что денонсация соглашения с Кипром не приведет Украину к положительным последствиям. Мы можем лишь дискредитировать себя в глазах мировой общественности, нарушить налаженные межгосударственные связи и создать неприятный прецедент. Проблема украинской экономики не в оффшорных зонах, а в том, что экономическая ситуация внутри государства далека от стабильной. Попытка решить проблемы за счет предпринимателей может привести к окончательному разрушению отечественного бизнеса.

Отправить комментарий