Тема дня: «Обмен информацией»

В центре внимания заседаний, которые прошли во вторник, находилась тема об обмене информацией и методах трансфертного ценообразования, в связи с чем, утреннее пленарное заседание касалось «обмена информацией и трансграничного сотрудничества между налоговыми органами».

Под председательством Рикардо Гомеса-Барреда, старшего партнера испанкой юридической фирмы Garrigues, в состав заседателей вошли: глава Глобального форума ОЭСР по обмену налоговой информацией Моника Бхатиа, Манал Корвин (в настоящее время возглавляет Отдел KPMG по международным корпоративным услугам и его ведомство в Вашингтоне, а ранее она была заместителем помощника министра по налоговой политике и международным делам в Министерстве финансов), Бруно Ганджеми (партнер-основатель Macchi di Cellere Gangemi, а также специалист в области длительного пользования), Наталия Квинонес Крус (из колумбийской фирмы Quinones Cruz Abogados), а также Дженнифер Роэлевелд (профессор из Кэйптаунского университета).

Хавьер Оберсон был генеральным докладчиком созданной группы, и начал свое выступление с рассмотрения исторического контекста обмена налоговой информацией, отмечая, что обмен налоговой информацией знаменовался реально медленным стартом, выделяя, что в этой области произошло подписание соглашения между Францией и Бельгией в 1843 году, а также разработка статьи 26 типового соглашения ОЭСР, которое является основой для стандартов обмена информацией с 1960 года.

Несмотря на различные события в конце 90-х и начале 2000-х годов, включая разработку типового соглашения об обмене информацией в налоговых целях со стороны Глобального форума о прозрачности, изменения типового соглашения ОЭСР в 2005 году, а также введение Директивы ЕС о налоге на вклады в 2005 году, господин Оберсон назвал их «большим взрывом», который прогремел в области обмена налоговой информацией. Также он назвал еще несколько событий, которые можно отнести к «взрывным», включая: экономический кризис 2008/2009 года, спор между швейцарским банком UBS и Налоговым управлением США относительно американских владельцев счетов, а также продажу налоговых данных, касающихся немецких налогоплательщиков, у которых есть банковские счета в Лихтенштейне, немецким налоговым органам.

Отсюда можно увидеть, что эта тема стала снежным комом, который привел к тому, что Большая 20 увидела в 2009 году, что «банковская тайна закончилась», а ОЭСР представила свою инициативу «занесения в черный список». Повышенный контроль привел к интенсивному подписанию соглашений об обмене налоговой информацией, где до 2008 года было подписано всего лишь 44 таких соглашения, а с 2008 года было подписано 800 соглашений!

Дальше были представлены различные формы обмена информацией, а именно: обмен по запросу, автоматический обмен и добровольный обмена, а также было сказано о том, что наряду с официальными органами, рассматривающими эти вопросы, был создан ряд «неофициальных» групп для осуществления обмена налоговой информацией. Подчеркивая, что положения о банковской тайне в рамках национального законодательства не были (как правило) препятствием, было обнаружено, что право налогоплательщика на конфиденциальность должно учитываться при обмене налоговой информацией.

Затем Моника Бхатиа продолжила обсуждать работу, которую выполнил Глобальный форум по прозрачности и обмену информацией для налоговых целей. Она пояснила, что создание Глобального форума является минимальным стандартом в этой области, обязательство по которому взяли на себя 119 членов ОЭСР, и отметила двухэтапный процесс независимой оценки, который помогает обеспечивать соблюдение этого стандарта. Бруно Ганджеми продолжил рассмотрением влияния использования посредников, что касается обмена налоговой информацией, особенно, в отношении Директивы ЕС о налоге на вклады, которая стала помехой для использования оффшорных посредников, и позволила увеличить суммы, полученные от налога на проценты и налога на источник дохода с 2007 по 2009 год. Также он отметил, что, по мнению Европейского союза, снижение таких поступлений, которое произошло, частично произошло из-за экономического кризиса.

Манал Корвин продолжил обсуждение механизмов, которые используются в рамках Закона о налоговом соответствии иностранных счетов (FATCA), отмечая, что на своей предыдущей должности в Министерстве финансов, она была посвящена в некоторые менее привлекательные стороны FATCA, что сделали представители финансового сектора. Она пояснила, что FATCA представляет собой расширение системы налоговой отчетности США (которая совмещает добровольную отчетность с отчетностью третьей стороны) на трансграничном уровне, поскольку растущее использование оффшорных и других заморских банковских счетов и инвестиционных компаний ослабили отчетность третьей стороны, что является важным для обеспечения соблюдения налоговой дисциплины. Несмотря на инициативу, которая первоначально была совсем непопулярной, она предположила, что за счет согласования с другими национальными органами власти, и различными аналогичными инициативами, включающими другие страны, она может стать общепринятой.

Другие формы сотрудничества между налоговыми органами обсуждала Наталия Квинонес Крус, включая совместные налоговые аудиты и одновременные налоговые аудиты, где были высказаны мнения «за» и «против», в дополнение к двусторонним соглашениям о предварительном согласовании цен, соглашениям о взаимной помощи, соглашениям о технической работе и трансграничной налоговой подготовке.

Профессор Дженнифер Роэлевелд говорила о юридических проблемах, возникающих в отношении обмена информацией, включая право налогоплательщика на конфиденциальность, вопросы банковской тайны, а также вопрос о профессиональной привилегии, подчеркивая, что налоговым органам необходимо быть открытыми и активными, разъясняя налогоплательщикам, какой информацией они будут обмениваться с другими налоговыми органами, чтобы позволить выполнять свои обязательства.

Отправить комментарий

Другие статьи рубрики "Офшорные новости"