Минфин и обложение конечных бенефициаров налогами. Возможно ли это?

Вследствие обострившейся борьбы с офшорами, а также в рамках бюджетного послания президента, Минфин подготовил некую поправку в 7-ю статью Налогового кодекса, введение которой планируется в ближайшее время.

Смысл такой поправки, как заявлялось в передаче «Ведомости», заключается в следующем: если фактический получатель доходов – это организация или физлицо, которые не являются налоговыми резидентами страны, имеющей договор с РФ об избежании двойного налогообложения, то правила такого договора не будут на них распространяться, а значит, к их доходам будут применены ставки, предусмотренные не соглашением, а российским Налоговым кодексом. Исходя из этого, всех конечных бенефициаров (отечественных бизнесменов, которые скрываются за офшорными компаниями) планируется обложить по российским ставкам.

Примером на практике может стать наиболее популярная юрисдикция у бизнесменов – Кипр. Ведь по соглашению с Республикой Кипр об избежании двойного налогообложения, заключенного в настоящее время, дивиденды, которые получает от российской компании резидент этого островного государства, облагаются 5%-м налогом в России. Однако здесь действует условие: «лицо, имеющее фактическое право на дивиденды» должно осуществить прямое вложение в капитал компании в 100 000 долларов, не менее. В остальных случаях будет 10%-й налог. По российским дивидендам налог составит 15% для организаций и 20% для физических лиц.

До введения поправки, то есть, сейчас, в 7-й статье Налогового кодекса утверждено, что если международным договором РФ установлены другие нормы, отличающиеся от норм Налогового Кодекса, то применены будут нормы именно международного договора. По сути это является обычным повторением нормы о приоритете международных договоров, которая закреплена в Конституции. Поэтому, дабы произвести введение поправки, придется изменить все существующие соглашения об избежании двойного налогообложения, а их около 80-ти и каждое из них обязательное. Ведь поправка не будет пропущена в закон, пока не будет изменено соглашение с самой последней юрисдикцией. А на это буквально уйдут годы.

Но даже если добиться быстрой замены всех восьмидесяти соглашений удастся, то выпустить новую политику в мир будет все равно практически невозможно. Кипрские компании, как правило – обыкновенное промежуточное звено, пропускающее дивиденды в компании, которые зарегистрированы в подлинных офшорах на каких-нибудь островах Карибского бассейна, откуда нет ни выдачи, ни информации о реальных собственниках.

Кстати, стоит отметить, что уже сейчас в соглашении с Республикой Кипр применен термин «лицо, имеющее фактическое право на дивиденды». В то время как в других соглашениях (к примеру, с Францией) говорится непосредственно о «фактическом получателе дивидендов», иными словами, о бенефициарном собственнике. Однако, как ни странно, этой весной (2013 года) в поправке к договору с Кипром, не вступившей пока в силу, данные термины по непонятной причине специально приравнены друг к другу, будто ранее были сомнения в их равенстве. Кстати, в кипрской соглашении на английском языке используется именно термин «beneficial owner».

Так зачем же так делать? По всей видимости, для того, чтобы было на что реагировать по долгу службы, а также складывать рапорт о борьбе с уклонением от налогов. Но ведь офшор никуда не денется – он будет столько, сколько сохранится спрос, порожденный мощью налогового пресса практически во всех современных странах.

Отправить комментарий

MAXCACHE: 0.37MB/0.00021 sec