Почему трасты не приживаются в России

Для стран Британского Содружества трасты являются институтом, развитие и становление которого продолжается вот уже не один век, а сам он имеет весомое подкрепление в виде незыблемости гражданского права. Именно поэтому наши граждане так любят трасты за рубежом, и именно поэтому их копирование в отечественных реалиях весьма проблематично.

Трасты – для рыцарей
25 марта президент РФ В.В. Путин провел внеочередное совещание с правительством, в ходе которого было принято решение о формировании в России нового для страны трастового института, что должно позитивно сказаться на инвестиционной привлекательности государства, причём не только для иностранных инвесторов, но и для возвращения в казну незаконно выведенных за пределы страны капиталов. Правда, для начала такой институт должен появиться в рамках Налогового кодекса: для Минфина жизненно важно придумать способ, обязывающий бенефициаров или учредителей зарубежных трастов уведомлять о своих правах отечественные налоговые органы, что даст возможность без проблем узнавать о получении ими прибыли из зарубежных источников. Без детального прописывания этого института в Налоговом кодексе, заставить таких людей проводить свою деятельность в рамках отечественного налогового законодательства будет весьма проблематично.
Что же являет собой траст? С английского термин переводится как вера или доверие, в связи с чем большая часть отечественных юристов переводит его как «доверительная собственность», в некоторых случаях считая термин аналогом отечественного доверительного имущественного права.
Но это совсем не так. Траст являет собой вариант правоотношений, при которых учредитель «дарит» или передаёт в руки доверительного собственника права на выгодное управление имуществом или же само имущество. В отличие от доверительного управления, сохраняющего права собственности за изначальным владельцем имущества, классический вариант траста в полной мере передаёт эти права доверительному собственнику. Вместе с тем, право на приобретение выгоды или пользы от имущества, отданного в траст, отдаётся бенефициару, способному выступать также и в роли учредителя. То есть, на период действия траста, который, кстати, может быть и бессрочным, учредитель в соответствии с общими правилами в полной мере теряет контроль собственника, лишаясь также и права личного воздействия на доверительного собственника.
Родоначальником трастов является Англия, рыцари которой часто затевали крестовые походы, в связи с чем и возникала потребность присмотреть за сохранностью их имущества во время отсутствия, с его передачей наследникам в случае необходимости. Среди прочих причин популярности трастов также называют возможности, связанные с защитой имущества знати не только от кредиторов, но даже и от короля, который мог без каких-либо усилий причислить искомое имущество к общегосударственной казне. В роли основного трасти тех времён выступала церковь, чьё имущество ни при каких раскладах не могло быть конфисковано.
При этом многие трасти отказывались отдавать имущество по возвращении из походов их законных владельцев. Тогда же королём и было принято решение передать в ведение канцлера рассмотрение подобных споров не по писаному праву, а по совести. Подобное решение познакомило весь мир с правом справедливости, и именно это обуславливает тот факт, что трастовое право в странах Британского Содружества состоит в основном из английских прецедентов, сформированных в процессе взаимодействия между правовыми системами метрополии и её колоний.

Английский след
Практика по применению трастов в самых разных группах населения продолжается в странах Британского Содружества вот уже не одно столетие, при этом устойчивая правовая система выступает своеобразным залогом существования трастового института. С этим и связан тот факт, что формирование трастов проходит в тех государствах, которые имеют соответствующее законодательство, дополнительно подкрепленное прогнозируемым и весьма понятным использованием. Те россияне, которые организовывают подобные трасты, для защиты имущества от произвольного изъятия используют иностранное право, решая проблемы связанные с передачей наследства альтернативными методами.
Трасты также позволяют проводить и законную деофшоризацию, ведь с того момента, как акции иностранной компании передаются в ведение траста, учредитель уже не может выступать в роли контролирующего лица. То есть, и отчитываться перед отечественной налоговой ему не нужно. Этот приём используют многие крупные российские компании, занижая собственные налоги посредством структур из Люксембурга.
Скорее всего, именно этим и можно объяснить, почему до сих пор в России нет трастов. Еще в 1993 г. был издан указ «О доверительной собственности (трасте)», в котором многие сразу же увидели возможности по избеганию смешивания государственного и личного интереса у госслужащих. Витала также и идея о формировании государственного траста, ответственного за управление активами чиновников в течение их госслужбы. Вот только принятие ГК вынудило отказаться от подобной инициативы ввиду её невостребованности. Большая часть зажиточных россиян пошла по иному пути, переписав все свои активы на родных и близких, как это было принято в Англии 17-18 веков.

Игрушка для патриотов с достатком
При этом по результатам проведённого совещания можно сделать вывод, что министр финансов и президент говорили о совершенно разных вещах. Если В. Путин вёл речь о создании более приемлемого экономического климата, то А. Силуанов рассуждал исключительно об ужесточении налогового мониторинга по отношению к контролируемым иностранным компаниям. При этом российские власти всеми силами хотят включить сюда и офшор с его трастами, хотя в законном смысле они не подлежат контролю со стороны отечественного налогоплательщика. Чтобы укрепить инвестиционный климат за счёт трастов, следует в первую очередь улучшить гражданское законодательство, а не налоговое, к которому и так уже имеется ряд вопросов.
При этом создаётся ощущение того, что институт траста, даже если и появится в России, будет лишь игрушкой для зажиточных патриотов, страдающих от ограничений по отношению к иностранным трастам, введённых правительством или наступивших вследствие санкций. Добиться хотя бы приблизительного сходства с западными трастами в ближайшее время однозначно не получится: формирование концепции, и её единение с уже имеющимися правовыми институтами займёт не один год. Что уж тут говорить об её использовании на практике. Даже появление в Налоговом кодексе такого понятия как траст не повлияет на улучшение инвестиционного климата в государстве, поскольку главная цель подобной меры – увеличение полномочий налоговой службы за пользование россиянами зарубежной юрисдикцией.

Отправить комментарий

Другие статьи рубрики "Офшорные новости"