Разоблачены реальные участники секретных сделок с британским имуществом

Последняя часть расследования среди оффшорных фирм началась после того, как правительство пообещало разобраться с номинальными директорами.

В ходе самой последней части расследования в отношении оффшорных фирм были определены настоящие участники британских имущественных сделок, которые побудили бизнес-секретаря пообещать, что все данные, имеющие отношение к использованию номинальных директоров, будут проверены.

Были раскрыты ранее секретные владельцы почти 60 домов и офисов в Великобритании, от торговых помещений стоимостью в миллионы фунтов стерлингов в центре Лондона до маленьких отелей в Восточной Англии, графство Эссекс.

Ими являются 100 тысяч таких продавцов, которые учредили оффшорные компании, большинство из которых зарегистрированы на Британских Виргинских островах (БВО), с 1999 года. Владельцы БВО предприятий используют их для того, чтобы скрыть свои британские имущественные сделки и воспользоваться налоговыми лазейками.

Что касается новых раскрытий, имеющих отношение к владению собственностью, Винс Кейбл, бизнес-секретарь, пообещал, что его департамент проверит данные о том, что номинальные директора предоставили свои имена тысячам оффшорных компаний.

«Мы не простодушны или наивны. Мы понимаем, что есть лица, которые стремятся злоупотреблять режимом, или хотят уклониться от него».

Так Кейбл ответил на всемирное расследование в оффшорной индустрии, которое осуществляет журнал the Guardian, программа Panorama канала BBC и расположенная в США некоммерческая группа – Международный консорциум журналистов-расследователей.

В Великобритании использование оффшорных компаний для покупки имущества или для использования налоговых лазеек является незаконным. Часто владельцы оффшорных компаний могут избегать налога на прирост капитала, налога на наследство или гербовой пошлины на покупку имущества. Налоговые льготы, открытые для оффшорных покупателей, привлекли поток иностранных денег в секторе недвижимости Великобритании, особенно в центральном Лондоне. Это привело к повышению цен на недвижимость, что вызвало снижение спроса со стороны резидентов Великобритании. По данным агента по недвижимости Найта Франка, с марта 2009 года цена первичной жилищной собственности в Лондоне увеличилась на 49%, что в пять раз больше, чем в Великобритании в целом.

До настоящего времени за этим скрывались владельцы компаний на БВО. Британский земельный кадастр спорно позволяет оффшорным владельцам имущества держать свои настоящие имена в секрете, несмотря на официальный публичный статус данной информации.

Владельцами, которые были определены журналом the Guardian, стали:

• Питер Вастардис (Peter Vastardis), который использовал законные лазейки для продажи лондонской квартиры латвийскому бизнесмену без уплаты гербовой пошлины;

• Рахим Бреннеман (Raheem Brennerman), 29-летний уроженец Нигерии, который получил займ в размерер 118 млн. фунтов стерлингов от шотландского банка Royal Bank of Scotland;

• Бизнесмен из графства Хартфордшир, Лори Олдермен (Lawrie Alderman), чье предприятие на БВО купило служебные помещения в Лондоне;

• Господин Сэм Джон (Sam Jonah), бывший президент Ashanti Goldfields в Гане, который купил роскошную квартиру вблизи Риджентс парка;

• Брюс Роковитц (Bruce Rockowitz), миллиардер, глава гонконгской фирмы, которая занимается производством одежды. Он использовал траст на Островах Кука, а также компанию на БВО;

• Бобби Вахи (Bobby Wahi), который сказал, что он был «послом доброй воли» от ООН, и приобрел 42 земельных участка недалеко от города Скигнесса, графства Линкольншире, незадолго до разорения;

• Андреас Ставринидес (Andreas Stavrinides), который является владельцем домов-интернатов и отеля Skylark Hotel в Восточной Англии;

• Йорам Йозифов (Yoram Yossifoff), израильский юрист, который приобрел британское имущество на сумму в размере более 1 млрд. фунтов стерлингов для себя и своих клиентов;

• Ротеремский строитель Кэйт Уилсон (Keith Wilson), который учредил две компании на БВО для осуществления строительства.

Глава земельного кадастра Малкольм Доусон сказал: «Наш реестр регистрирует законного собственника имущества, как резидентского, так и коммерческого, независимо от того физическое это лицо, или компания, а также независимо от того, где зарегистрирована компания, в Великобритании или нет».

Он сказал, что земельный кадастр слишком сильно сконцентрировался на регулировании цен, а не на информации, которая преднамеренно скрывалась.

Отправить комментарий