Подорвана репутация кипрского налогового режима

Многое изменилось с июля 2012 года, когда добиваясь экономической помощи от Европейского союза (ЕС), правительство Кипра решительно отвергало возможность повышения 10%-ной ставки налога на корпоративный доход. Упорный отказ кипрских органов власти от помощи раньше, когда ставки были более низкими, привела к глубокому разочарованию кипрских налогоплательщиков в субботу утром (16 марта). Именно этот день начался с новости не просто о символичном повышении корпоративного налога острова до 12,5%, но и о планах кипрских властей применять шокирующий грабительский налог к банковским вкладам.

Вскоре после объявления утром 16 марта о том, что этот правительственный курс придумал Международный валютный фонд, Европейский центральный банк и ЕС, кипрские законодатели собрались для того, чтобы поспешно принять законодательство в попытке официально ввести налог до вторника 19 марта 2013 года, когда кипрские банки вновь откроют свои двери после трехдневного государственного праздника. Закрытие банков позволило властям предотвратить масштабное снятие денег со счетов.

Довольно спорный налог, который должен быть в первую очередь одобрен парламентом Кипра и государствами-членами ЕС, направлен на то, чтобы повысить поступления на сумму в размере 5,8 млрд. евро (7,6 млрд. долларов США) за ночь. Налог представлен одноразовым сбором в размере 9,9% для депозитов на сумму свыше 100 тысяч евро, и в размере 6,75% для депозитов ниже вышеупомянутой суммы. Аналитики предупредили, что налог является опасным прецедентом, который может оказать дестабилизирующее влияние на европейскую банковскую систему. Также он повысит обеспокоенность со стороны налогоплательщиков других стран, которые пока не реализовали всеобъемлющие меры жесткой экономии (такие как Великобритания), относительно того, что применение этой меры может повториться и в их странах.

С одной стороны, налог является наихудшей возможной мерой, которая может привести к финансированию рекапитализации двух самых больших банков Кипра; иронично, он неизбежно приведет к значительному оттоку капитала и навредит репутации кипрского банковского сектора на международном уровне, которому потребуются десятилетия на восстановление. Тем не менее, с другой стороны, одним из аргументов кипрских властей стало то, что налог заставит иностранцев, преимущественно состоятельных вкладчиков из России, чьи средства насчитывают почти половину от всех вкладов, и которые в основном не являются резидентами Кипра, взвалить на свои плечи рекапитализацию банковской системы. В дополнение к налогу на банковские депозиты, будет введен новый налог на источник дохода для банковских процентов, о ставке которого пока ничего неизвестно.

В отличие от Ирландии – получателя второго пакета помощи ЕС в ноябре 2010 года – Кипр склонялся к предложениям о том, что необходимо повысить ставку налога на доход корпорации с 10% до 12,5%. Всего несколько дней назад в своем объявлении советник президента Кристофер Писсаридес говорил о том, что остров откажется от повышения ставки налога на доход корпорации, несмотря на ранее жесткую позицию по этому вопросу, но подчеркнул, что территория сделает это только при условии, что ставка будет гарантирована как минимум на десять лет, чтобы обеспечить определенность для коммерческих предприятий и инвесторов.

По сравнению с поступлениями, которые принесет разрушительный налог на банковские вклады, ожидается, что взнос более высокой ставки корпоративного налога в усилия консолидации будет минимальным. Согласно подсчетам, повышение на 1% ставки кипрского корпоративного налога принесет всего лишь 80 млн. евро. В обмен на помощь в 2010 году, Ирландия отбилась от назойливых призывов, в основном со стороны Франции и Германии, о повышении ставки в размере 12,5%, которая была названа разбойнической.

В попытке сохранить международную конкурентоспособность Кипра, кипрские власти также согласились расширить рамки налога территории на прирост капитала. Отсутствие налога на прирост капитала, за исключением продажи недвижимого имущества, было ключевым двигателем для сохранения положения Кипра в качестве ведущего домициля холдинговых компаний ЕС. Ожидается, однако, что Кипр сохранит освобождение от налога на источник дохода для нерезидентов, что касается дохода от дивидендов.

В ответ на меры жесткой экономии, власти Кипра получили средства срочной помощи на сумму в размере всего лишь 10 млрд. евро; что значительно меньше суммы, которую они ожидали получить. Ранее Кипр ожидал получить средства на сумму в размере 17 млрд. евро, но участники переговоров со стороны Европейского союза обнародовали предположения о том, что соотношение национального долга Кипра к валовому внутреннему продукту (ВВП) увеличится до 120% - уровень, который они посчитали неподдерживаемым.

Подтверждая это мнение, Европейский союз заявил: «Еврогруппа уверена в том, что эти стимулы … позволят государственному долгу Кипра, который согласно прогнозам достигнет 100% от ВВП в 2020 году, оставаться устойчивым, и позволят увеличить рост экономики. Нынешняя ситуация в кипрском финансовом секторе связана с очень большим размером внутреннего банковского сектора, тем самым обеспечивая долгосрочную эффективность и безопасность вкладов».

Согласно документу тройки, который был представлен за несколько месяцев до принятия данного решения, пакет помощи для Кипра будет связан с всеобъемлющим сокращением работников государственного сектора, которое может привести к сокращению более 2 тысяч сотрудников, 15%-ым снижением зарплат государственного сектора и ликвидацией предприятий государственного сектора. Кипр уже согласовал третье повышение подряд для ставки налога на добавленную стоимость, с 18% (последнее повышение в январе 2013 года) до 19% в январе 2014 года, что подведет ставку данного налога еще ближе к средней ставке ЕС.

Отправить комментарий