Почему секретные оффшорные компании стали причиной бума недвижимости в Лондоне

В ходе расследования были раскрыты имена инвесторов, которые используют оффшорные налоговые и пошлинные лазейки, позволяющие зарубежным покупателям покупать британскую недвижимость.

Великобритания превращается в убежище спекулянтов земельной собственности благодаря налоговым лазейкам и оффшорной конфиденциальности, которую предлагают Британские Виргинские острова (БВО), чтобы скрыть большое количество имущественных сделок. Мы раскрываем имена некоторых участников, которые тайком от других покупают недвижимость в Великобритании.

Расследование журнала The Guardian вместе с международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ), охватывающее около 60 территорий, показывает, как анонимные покупатели покупают все больше и больше роскошного жилья.

Некоторые покупатели живут за границей; другие покупатели живут в Великобритании, в то же время устанавливая имущественные империи, используя эти  искусственные структуры.

Только в 2011 году более 7 млрд. фунтов стерлингов оффшорных денег поступило в потенциально освобожденную от налогов покупку домов, квартир и служебных помещений в Великобритании. Большинство покупателей раскупили недвижимость в центре Лондона. Эти оффшорные покупатели являются движущей силой роста цена на недвижимость в Британии: с 2009 года цены на недвижимость в центре Лондона выросли на 49%, что в пять раз выше чем в остальной части Великобритании, согласно данным агента по недвижимости Найта Франка.

В соответствии с нашими полученными результатами, большинство оффшорных сделок использовалось предприятиями, зарегистрированными на БВО, которые достигают 3,8 млрд. фунтов стерлингов: резкий подъем с 2,7 млрд. фунтов стерлингов в 2010 году и 1,5 млрд. фунтов стерлингов в 2009 году, по данным земельного кадастра. Меньшие денежные суммы были получены от аналогичных учреждений, зарегистрированных в Джерси и на Острове Мэн.

Среди торговых помещений в Лондоне, которые были куплены при помощи оффшорных компаний, находятся такие: Riverside House – стоимость 97 млн. фунтов стерлингов, где штаб-квартира Ofcom находится на Саутворском мосте, который был куплен Араном Френкелем (Ahron Frenkel) посредствам компании Alphagem на БВО; а также покупка The Ark на сумму в размерер 30 млн. фунтов стерлингов в Хаммерсмите, чей владелец Мюррей Ричардс (Murray Richards) купил его при помощи компании Centenary Financial Holdings.

Согласно данным Казначейства Великобритании, неосторожные банковские кредиты для оффшорных компаний стали причиной бума в секторе недвижимости. На конец 2009 года британские банки выдали 14,1 млрд. фунтов стерлингов в виде кредитов оффшорным компаниям на БВО и связанным с ними оффшорным компаниям.

Правительство Великобритании позволяет покупателям недвижимости скрывать свою личность в официальном земельном кадастре, существованием которого в результате становится бессмысленным. Каждый год все больше и больше домов регистрируются как те, что принадлежат анонимному оффшорному владельцу.

С 1999 года 94 тысяч 670 оффшорных компаний было создано исключительно для проведения имущественных сделок в Великобритании. Покупатели оплачивают сборы в размере от 800 до 1 тысячи фунтов стерлингов оффшорным организациям за то, чтобы их имена не разглашались.

Резкий отчет правительства, представленный официальным представителем Казначейства Эндрю Эдвардсом, призвал положить конец этому злоупотреблению еще в 2001 году. Он писал: «Парламент решил, что собственность должна быть общественным достоянием ... Возможность для владельцев регистрировать земельный участок и имущество под другими именами, которые скрывают вместо того, чтобы раскрывать имена реальных владельцев».

Он сказал, что правдивый земельный кадастр станет «бесценным для сотрудников правоохранительных органов, регулятивных и налоговых органов», поскольку это будет «сдерживать недобросовестных лиц от таких преступлений», и будет «полезным в отслеживании банкротов и в борьбе с ипотечным мошенничеством». Он язвительно добавил: «Если государственная политика будет ставить конфиденциальность превыше прозрачности, наибольшими выгодоприобретателями станут преступники».

Затем правительство Блэра отклонило его рекомендации.

В настоящее время существует три основные налоговые лазейки, которые способствуют оффшорному буму недвижимости:

• Отсутствие налога на прирост капитала. Оффшорные компании, если они действительно контролируются и управляются за пределами Великобритании, не платят никаких налогов на доходы от спекуляции недвижимостью, в отличие от резидентных британцев.

• Отсутствие налога на наследство. Люди, проживающие за рубежом, и не имеющие домициля, которые говорят, что они только временно проживают в Великобритании, могут на законных основаниях избежать налога на наследство, покупая дом на имя оффшорной компании. Кроме того, считается, он считается свободным от налогов холдингом в иностранной компании, а не британских активах.

• Отсутствие гербовой пошлины. Кто угодно, британец или иностранец, может на законных основаниях избежать до 5% пошлины, которая налагается на следующего покупателя, который является владельцем их дома в оффшорной компании. В случае продажи, акции компании передаются, но не дому. Компанией должен управлять оффшор, что также приводит к экономии пошлины в размере 0,5% на передачу акций в Великобритании. Джордж Осборн частично запретил эти искусственные методы в бюджете на этот год, но только для небольшого меньшинства британских домов стоимостью более 2 млн. фунтов стерлингов.

Лазейки для гербовой пошлины

Лондонский разработчик Питер Вастардис является типичным представителем тех, кого мы обнаружили среди тех, кто использовал такую схему. Он учредил VKT Investments,  компанию на БВО с акциями на предъявителя, которые не показывают имена владельцев. В 2002 году он вместе с партнерами из Афин, Джорджем Константопоулосом и Николасом Тривизасом, с помощью банковского займа в размере около 750 тысяч фунтов стерлингов купил дом на Парк-роуд возле Риджентс Парк в центре Лондона. Пять лет спустя трио продало акции компании латвийскому бизнесмену Валдису Бергинсу более чем за 1 млн. фунтов стерлингов. Продажа имущества не была зафиксирована в земельном кадастре, так что сэкономленная гербовая пошлина земельного налога могли бы достичь 40 тысяч фунтов стерлингов.

Вастардис сказал нам: «Все было выполнено надлежащим образом, ничего противозаконного не было совершено».

Такие лазейки продолжают оставаться законными, несмотря правительственные предложения этого года, которые применяются только к особнякам стоимостью более 2 млн. фунтов стерлингов.

Лазейки для налога на прирост капитала

Программист Яир Шпитцер из Голдерс-Грин на севере Лондона выбрал непрозрачную оффшорную структуры, которая, кажется, послужила убежищем от налога на прирост капитала. За три года его три квартиры на северо-западе Лондона принесли ему более 280 тысячи фунтов стерлингов чистой прибыли.

Одна квартира в доме Ландау в Кильберне была куплена в 2004 году за 140 тысяч фунтов стерлингов, где 100 тысяч фунтов стерлингов - это кредит частного банка Kleinwort Benson на острове Джерси. Пусть за 1 тысячу фунтов стерлингов в месяц, он был перепродан в 2007 году за 185 тысяч фунтов стерлингов. Вторая квартира в особняках Parade Mansions, Хендон, был куплен за 140 тысяч фунтов стерлингов, и  был перепродан за 207 тысяч фунтов стерлингов. Третья квартира в центре Charlbert Court, в Сент Джонс Вуд, была куплена в 2005 году за 270 тысяч фунтов стерлингов, а в 2007 году перепродана за 440 тысяч фунтов стерлингов.

Квартиры были приобретены компаниями на БВО, под названием Grassedge и Archcourt. Джесси Хестер, профессиональный номинал в Дубае, был указан в качестве директора, и владельцами акциями в свою очередь был назначен траст Шпитцера на БВО Rocklea Trust. Шпитрецер продолжал контролировать бизнес к качестве назначенного «управляющего агента». Он сказал нам: «В свое время британские бухгалтера посоветовали нам использовать эту структуру, поскольку она подходила в наших обстоятельствах, и она была совершенно законной. Все зафиксировано налоговыми органами Великобритании».

Сложные структуры

Некоторые британские владельцы, которых мы разоблачили, использовали сложные структуры. Йоркширский застройщик Кейт Уилсон, например, осуществил сделку в Ротереме, Южный Йоркшир, от имени оффшорной компании на БВО под названием HMP Ltd. В свою очередь владельцем HMP была вторая компания на БВО под названием Shortgrass, которую также контролировал он. Джесси Хестер в Дубае был номинально записан в качестве директора. Уилсон первоначально проживал недалеко от фермерского дома, а затем в 2001 году переехал в дом в Ретфорде, Ноттингемшир, стоимостью 495 тысяч фунтов стерлингов. В 2009 году он занял 735 тысяч фунтов стерлингов на финансирования расширения. Он надеялся, по данным источников, что его стоимость достигнет суммы в размере более 1,3 млн. фунтов стерлингов. По этому поводу Уилсон не дал никаких комментариев.

За другой компанией на Британских Виргинских островах, компанией Inkwood Property Group, мы обнаружили бизнесмена из Хартфордшира, Лори Олдермена, председателя правления директоров агентства по предоставлению рекламных услуг TPS Visual Communications. Он учредил Inkwood в 2001 году, и использовал ее для того, чтобы приобрести служебные помещения в центре Лондона на улице Bakers Yard в районе Clerkenwell. Затем он планировал открыть оффшорный счет в Barclays, чтобы платить арендную плату в размере до 15 тысяч фунтов стерлингов в месяц за переуступку офисов. Олдермен не ответил на наши приглашения, чтобы обсудить эти механизмы.

Богатые иностранцы

Некоторые анонимные покупатели оказались богатыми зарубежными бизнесменами, которые открыто используют щедрые преимущества налога на наследство и налога на прирост капитала, предлагаемые в Великобритании. Сэр Сэм Джон, Гана, бывший президент компании Ashanti Goldfields, например, скрывается за холдингом на Windsor Properties Holding. В 2003 году он купил квартиру от имени компании на улице Alberts Court, недалеко от Риджентс Парка за 640 тысяч фунтов стерлингов. Позднее она была передана оффшорному семейному трасту в Джерси. Он сказал нам: «Я не проживаю в Великобритании, поэтому мне посоветовали использовать компанию на БВО для того, чтобы можно было воспользоваться налоговым режимом Великобритании».

Еще один бизнесмен, миллиардер, исполнительный директор Брюс Роковитц, который управляет расположенным в Гонконге оптовым предприятием по производству одежды Li & Fung, купил роскошную квартиру в Лондоне  на площади Cadogan Square, в Найтсбридже, и передал его в объединенное пользование исключительно непрозрачной оффшорной схеме.

Квартира была записана на имя компании еа Британских Виргинских островах, компании Billion Choice Investments Ltd. В свою очередь компания на БВО была передана в собственность оффшорному трасту London Trust, который был учрежден на островах Кука в Тихом океане, а Роковитц назвал себя в качестве бенефициара траста. Затем бенефициар был ликвидирован, а квартира была продана за 790 тысяч фунтов стерлингов, а средства были размещены на банковском счете совладельца. Роковитц не ответил на предложения прокомментировать ситуацию.

Имущественные империи

Одним из самых ярких открытий, которые были раскрыты в ходе расследования журналом Guardian и консорциумом ICIJ, является ряд анонимных имущественных империй, которые как грибы во время дождя расплодились в Великобритании в годы бума, и спрятались за ширмой оффшорных компаний Британских Виргинских островов. Британские банки готовы давать взаймы очень большие суммы этим компаниям, но некоторые из них впоследствии попадают в затруднительное положение.

Огромные кредиты выдал банк RBS в 2007 году большому количеству оффшорных компаний, которые контролировал 29-летний нигериец, проживающий в Лондоне, Айодежи Соэтан, также известный под именем Рахим Бреннеман и Джефферсон Бреннеман.

Получив 118 млн. фунтов стерлингов от банка RBS и еще 18 млн. фунтов стерлингов от HBOS, он купил недвижимость в Найтсбридже и бывшие офисы Красного Креста на улице Grosvenor Crescent, одной из самых дорогих улиц в районе Белгравия для того, чтобы построить квартиры для богатых русских и китайцев по цене вплоть до 50 млн. фунтов стерлингов каждая. Мы обнаружили, что все компании на Британских Виргинских островах ведут к компании Nuevitas, которая зарегистрирована в крошечной юрисдикции в Индийском океане, на Сейшельских островах. В свою очередь компанию Nuevitas контролирует оффшорный траст под названием Trigon, в котором бенефициаром выступал Соэтан.

В 2009 году Соэтан переехал в Нью-Йорк, где, как он говорит теперь, он возглавляет энергетическую компанию по добыче нефти, которая называется Blacksands Pacific Inc.  Он сказал нам, что наша информация - это «мусор», но отказался давать какие-либо комментарии в письменной форме.

Другим персонажем, который накопил дома в восточной Англии, является Бобби Вахи. Он купил, по меньшей мере, 42 помещения, которые нам удалось раскрыть, в Скегнессе, Мейблторпе и Бостоне, в районе Линкольншир. Приобретенные от имени десятка различных компаний на БВО, покупки были сделаны благодаря кредитам банка RBS (снова) и Британскому строительному обществу.

Вахи, бывший агент по продаже автомобилей, сказал потенциальными клиентам, что он был «послом доброй воли» ООН, и называл себя «Его Превосходительством». В Карибском бассейне он также зарегистрировал непродолжительный банк Доминики "Private Capital Bank", чья лицензия была отозвана после смены местной власти.

После кредитного кризиса в 2007 году банк Co-operative Bank, который переняла на себя Британия, назначил приемника, и был вынужден держать собственность Вахи на своем балансе. Известен его последний адрес в Испании, но он не отвечает на попытки журнала the Guardian связаться с ним.

Самые большие и самые безрассудные оффшорные банковские кредиты из всех, которые были предоставлены британцам, проживающим жизни британца в Лондоне, пока не могут быть разглашены по юридическим причинам. В соответствии с подсчетами, европейские банки передали компаниям на Британским Виргинским островам в общей сложности более 1 млрд. фунтов стерлингов в виде займов.

Таким образом, он приобрел одни из самых известных зданий Лондона, до того как потерпел неудачу.

Более удачливым оффшорным магнатом стал Андреас Ставринидес, киприот, проживающий в Эссексе. Сейчас он является владельцем отеля Skylark на Востоке Англии, он приобрел его за 2,3 млн. фунтов стерлингов в 2010 году от имени зарегистрированных на БВО холдингов Elite Property Holdings. Он создал свое состояние с домов-интернатов, постройка которых в значительной степени финансировалась за счет кредита Barclays, который банк предоставил его двум оффшорным компаниям: Elite и Decolace Properties.

Его дома специализируются на жителях со слабоумием или психическими расстройствами, и взимают, по меньшей мере, 615 фунтов стерлингов в неделю.

Его британская компания Health and Home Ltd запускает дома-интернаты, оплачивая арендную плату компаниям арендодателя. Ставринидес сказал нам: «Если бы я был записан в качестве директора и акционера компаний на Британских Виргинских островах, это было бы на фидуциарной основе. Я не знаю, кто является акционерами. Я считаю, что, скорее всего, это семейный доверительный фонд».

Некоторые богатые израильтяне также скрываются при покупке недвижимости в Великобритании за оффшорными компаниями. Коллекционер Джозеф Хакми, наследник страхового бизнеса в Израиле, переехал в Сады Кенсингтонского дворца (Kensington Palace Gardens) в Лондоне, а также учредил более 20 компания на Британских Виргинских островах с такими названиями, как Frentforth, Breezeknoll и Solsdeck.

Его покупками стали: музыкальный паб Intrepid Fox в Сохо, который с тех пор был перестроен в квартиры, и престижный ресторан; старый отель Leinster на улице Ossington Street, Bayswater, на западе Лондона, в настоящее время это хороший тренажерный зал; а также роскошные апартаменты во дворце Palace Court, Ноттинг Хилл на западе Лондона.

Вторым крупным скрывающимся за оффшорами израильским оператором, которого нам удалось обнаружить, является юрист Йорам Йозифов.

Он принимал участие в имущественных сделках в Лондоне на сумму в размере более 1 млрд. фунтов стерлингов. Эксперт в том, что он называет «творческим налоговым планировании», Йозифов не только делает предложения от своего имени, но еще делает предложения и от имени своего фонда в Тель-Авиве под названием Mydas, предложения касаются соглашений с другими израильскими инвесторами.

Источник, который осведомлен о его сделках, оправдывает их, говоря: «Освобождение от налога на прирост капитала является частью политики, которую в настоящее время проводит правительство Великобритании для того, чтобы поощрять иностранные инвестиции».

Отправить комментарий

Другие статьи рубрики "Офшорные новости"

MAXCACHE: 0.39MB/0.00024 sec