Оффшоры, Украина и весь мир

Прошедший в ноябре 2014 года саммит Организации экономического сотрудничества огласил, что борьба с уклонениями от налогов еще более ужесточиться. ОЭСР продолжает возглавлять это движение и выдвигать новые инициативы, среди которых начало работы по созданию справедливой системы налогообложения. Кроме того, по итогам саммита, в 2017 году будет осуществлен переход к автоматическому обмену информацией о счетах нерезидентов, что позволит гораздо результативнее контролировать данную сферу. Активную поддержку деятельности ОЭСР выказывают ЕС и США, которые также проводят борьбу с оффшорами.

Не осталась в стороне данного тренда и Украина, которая, наряду с другими странами, готова отстаивать свои доходы от налогов. Так в новой налоговой базе утверждены меры по борьбе с налоговыми уклонениями, что связанные с трансфертным ценообразованием. Именно на этой базе и был сформирован государственный бюджет на следующий год.

Евросоюза против налоговых преференций

Трансфертное ценообразование стало одной из главных тем на повестке дня и в Европейской комиссии. Так, недавно крупнейшие мировые компании были уличены в значительном занижении объемов налоговых платежей, для чего использовались различные схемы минимизации. Чтобы охватить масштаб проблемы, стоит отметить, что среди данных организации такие мировые гиганты, как Apple, Google и Fiat. Этот факт спровоцировал Европейскую комиссию гораздо серьезнее подойти к вопросу налоговых расследований и увеличить их границы. Кроме того, она собирается значительно расширить возможности борьбы с налоговыми махинациями. Для этого все страны-члены ЕС предоставят информацию о налоговых преференциях, которые были получены транснациональными корпорациями. Это поможет сделать любые искажения в работе налоговой конкуренции более очевидными, на основе чего будут разработаны эффективные меры по борьбе с ними. Таким образом, создание справедливой налоговой системы станет более посильной задачей. В перспективе, информация о налоговых преференциях должна поступать в автоматическом режиме.

Активную борьбу с неконкурентными решениями государственных органов Брюссель развернул и в 2013 году. Тогда под расследование попали такие страны, как Ирландия, Мальта, Люксембург, Бельгия, Кипр, Великобритания и Нидерланды. Также внимание Еврокомиссии привлекла сфера информационной собственности, в частности «патентные ящики» Франции, Испании, Венгрии и Португалии. Изучение информации, предоставленной данными странами, повлекло за собой расследование деятельности нидерландского отделения Starbucks, ирландских филиалов Apple и Google, люксембургского отделения Fiat, а также компании Amazon.

Подобные крупные компании всегда использовали в своем «арсенале» различные методы налоговой минимизации, которые вряд ли являются секретом для правительств стран. Но злоупотребление этими схемами делает данные в налоговых декларациях слишком подозрительными, что тянет за собой проверки со стороны налоговых органов. К примеру, ирландский филиал корпорации Google привлек к себе внимание тем, что объем его продаж в 2011 году достиг 12, 5 млрд. евро, в то время как налог на прибыль, согласно поданным декларациям, составил всего 24 млн. евро.

Схемы налоговой минимизации и мотивы их использования

Самой распространенной схемой трансфертного ценообразования является использование сразу нескольких дочерних компаний холдинга, которые находятся под юрисдикцией различных стран. Они выставляют друг другу счета за предоставленную продукцию, за счет чего внутри упомянутой корпорации товары и услуги перемещаются таким образом, чтобы затраты оказывались в стране с высоким уровнем налогообложения, а прибыль - в стране с низким. Согласно расследованию, именно этой схемой «грешила» известная корпорация Starbucks. Она задействовала нидерландский филиал, от имени которого выставляла счета другим компаниям за использование своего логотипа. Ставка делалась на то, что в Нидерландах налоги на подобные операции в разы ниже, чем в других государствах.

Еще одной популярной схемой является Double Irish With a Dutch Sandwich, которую применяли компании Google и Applе. Использование двойного ирландского виски с голландским сэндвичем (так переводится название схемы) позволяет практически полностью уклониться от налоговых обязательств. К примеру, корпорация Google переводила платежи своих клиентов на счет ирландской дочерней компании, с которого деньги «перекидали» в оффшор на Бермудах. Практически свести к нулю уплату налогов позволяло использование нидерландского оффилированного лица, которое служило промежуточным звеном.

Но расследуя факт налогового уклонения важно разобраться не только в используемых схемах, но и мотивах всех участвующих в них сторон. Так, объяснить действия крупных корпораций, которые желают значительно снизить налоговую нагрузку, достаточно легко. Гораздо сложнее обосновать мотивы государственных органов европейских стран, принимающих решения, что могут привести к сильному искажению механизмов налоговой конкуренции. Можно понять заинтересованность правительства в привлечении крупных корпораций и, соответственно, финансовых ресурсов, ради чего используются налоговые преференции. Но существует ряд директив в отношении налоговых систем, которые все страны-члены ЕС должны выполнять беспрекословно.

Трансфертное ценообразование должно происходить на рыночных условиях, что предусматривает минимальное расхождение между ценами на товары и услуги различных компаний. Но решения государственных органов таких стран, как Люксембург, Нидерланды и Ирландия дают крупным холдингам возможность минимизировать налоговые обязательства, за счет распределения расходов и доходов. Такая практика идет в разрез с нормами Европейского Союза, поскольку нарушает механизм налоговой конкуренции. Так, данные страны привлекали инвестиции в свою экономику за счет занижения налоговых ставок, по сравнению с действующими в иных государствах. Подобная политика вызывает значительное возмущение со стороны правительств других стран, которые желают функционировать в условиях справедливой налоговой конкуренции.

Несмотря на активное влияние ЕС, ОЭСР и США, полностью справиться со всеми проблемами, все же, не удается. Например, едва правительство Швейцарии утвердило налоговую реформу, которая должна быть внедрена в 2018 году и призвана устранить налоговые преференции, появилась информация о новой тенденции в сфере интеллектуальной собственности - «лицензионных ящиках». Это нововведение позволяет ввести пониженные налоговые ставки (на уровне 5-10%) на прибыль, которую получают компании от использования лицензионных договоров. Таким образом, становится очевидным, что полностью устранить «лазейки» в системе налогообложения вряд ли удастся.

В условиях налоговой конкуренции многие компании ищут максимально выгодные условия для своей деятельности. Например, нефтяной концерн Weatherfold не упустил возможности воспользоваться выгодами от устранения двойного налогообложения между Ирландией и США. Компания детально изучила возможные выгоды и без колебаний сменила швейцарское происхождение на ирландское. Таким образом, она смогла свободно использовать схему Double Irish With a Dutch Sandwich без угрозы получить обвинения в отмывании денег, поскольку ни Ирландия ни Швейцария не входит в «черный» список оффшорных государств.

Тем не менее, стоит учитывать и то, что данная схема требует от компании больших расходов, связанных с наличием различных представительств в Нидерландах, Ирландии и, конечно, на Багамах. Кроме того, деятельность ОЭСР, правительств ЕС и США приносит свои результаты и оффшоры испытывают все большее давление с их стороны. Внедряются все новые инициативы, которые постепенно делают борьбу с «налоговыми убежищами» более эффективной. Таким образом, уклониться от налогообложения с помощью оффшорных зон становиться все сложнее даже для корпораций-гигантов, ведь схема действует только в случае, если все ее элементы идеально слаженны.

«Черный» список

В 2000 году ОЭСР был подготовлен список налоговых убежищ, в который вошло 35 стран и территорий. Он был призван сделать выявление и устранение негативной налоговой практики более действенным и результативным. Этот список не являлся основанием для введения санкций, однако стал важным шагом для формирования дальнейших действий ОЭСР. Кроме того, он позволил начать сотрудничество с государствами, которые становились звеньями в цепочке схем, уклонения компаний от налогов. Так, правительства стран, указанных в перечне, получили письменную рекомендацию по устранению норм законодательства, которые могут негативно влиять на налоговую конкуренцию. Реакция Кипра, Мальты, Сан-Марино, а также Бермудских и Каймановых островов была более чем позитивной – она выявили свое согласие на изменение некоторых норм законодательства.

Но далеко не все страны выявили согласие с политикой ОЭСР и готовность идти на уступки. Так, в 2002 году список «налоговых убежищ» был обновлен, но страны, которые в него вошли, решительно отказались от изменения норм законодательства. Среди них оказались: Вануату, Либерия, Андорра, Лихтенштейн, Науру, Монако, Маршалловы острова.

В 2009 году было принято решение об усовершенствовании и изменении «списочного» принципа. Согласно новым нормам, страны были распределены в «белый», «серый» и «черный» списки, в зависимости от степени реализации налоговых стандартов, связанных распространением оффшоров. Государства, которые сотрудничали с ОЭСР и согласились активизировать борьбу с «налоговыми убежищами» были отнесены в «белый список». В «сером» оказались страны, принявшие необходимые меры лишь частично, ну а в «черном» те, которые вовсе отказались брать на себя соответствующие обязательства.

Но такое распределение было воспринято не так уж позитивно, особенно со стороны «серых» стран. Например, достаточно острую реакцию продемонстрировал Люксембург, премьер-министр которого предложил пополнить «серый список» США. Такую инициативу он объяснил тем, что ряд штатов имеют в своем законодательстве нормы, которые делают возможной налоговую минимизацию. Его предложение не получило желаемой поддержки, но показало, что «списочный» метод достаточно далек от идеала. В ОЭСР признают, что распределение стран по таким перечням создает проблему в виде достаточно серьезного публичного давления, а это может значительно нарушить их экономический имидж. Поэтому данный метод хоть и приносит результаты, однако нуждается в существенной доработке со стороны организации.

Украина в борьбе с оффшорами

Украинское правительство также поддерживает международную борьбу с «налоговыми убежищами» и имеет свой перечень оффшорных зон. Согласно действующему распоряжению Кабинета министров Украины от 23.02.2011 года, в «черный» список вошли 36 территорий в разных странах мира. Кроме того, снизить эффективность сотрудничества с оффшорами позволили нормы Налогового кодекса, которые предусматривают прием затрат налогов по контрактам с контрагентами в оффшорах на уровне 85% от полного объема.

Попытки внести изменения в Налоговый кодекс принимались и ранее. В 2013 году была внесена статься «Трансфертное ценообразование», но она подверглась достаточно сильной критике, вследствие чего депутаты разработали новый законопроект, который был принят 25 декабря в первом чтении. Для разработки норм закона правительство утвердило рабочую группу из представителей аудиторских компаний, банковских организаций и центральных органов исполнительной власти. Представленные результаты их деятельности оценивались МВФ, для которого этот закон является одним из условий для предоставления займа Украине.

Изменения Налогового кодекса должны обеспечить выполнение норм трансфертного ценообразования, рекомендованных ОЭСР. Кроме того, их задачей является реализация принципа вытянутой руки, который позволяет адекватно оценить условия ценообразования для различных компаний. Этот метод дает возможность достаточно эффективно определять факт занижения цен со стороны тех или иных корпораций.

Среди других инициатив депутатов - устранение ограничения объема операций, что контролируются в рамках борьбы с трансфертным ценообразованием с одним контрагентом. Так, согласно актуальным нормам, действуют ограничение таких операций до 50 млн. гривен. Но это вряд ли можно считать значимым препятствием, поскольку для обхода фискального контроля достаточно просто разделить объем сделки на суммы, не превышающие 50 млн. грн.. Таким образом, эта мера не приносит нужного результата. Теоретически, усиление фискального контроля возможно, но для этого нужно привлечь дополнительные человеческие и технические ресурсы. Учитывая нынешнюю экономическую ситуацию и сокращение государственных затрат, осуществить это вряд ли получиться в ближайшее время.

Отправить комментарий