Оффшоры через профессиональный прищур

Debate_offshoreОффшоры уже давно обзавелись отрицательной репутациейЮ, и в обществе воспринимается как синоним словосочетания «уклонение от налогов». Однако, на проведенных дебатах группой специалистов было все же определено, что практически большинство специалистов считают оффшорные счета положительным механизмом как для российской, так и для мировой экономики.

Организаторами дебатов выступили: закрытый клуб Debate Night и Ассоциация CFA (Россия) при содействии Hyperion, которые занялись обсуждением вопроса: «Оффшоры и налоговые схемы — добро или зло?» В процессе дебатов было проведено два голосования – перед и после обсуждения. Первое голосование показало, что положительный момент в оффшорах видят 73% специалистов, то после обсуждения количество сторонников выросло до 83%.

Заместитель главы Федеральной налоговой службы Даниил Егоров и партнер и глава налоговой практики Goltsblat BLP Андрей Шпак выступили в защиту «обвинительного приговора» оффшоров, их оппонентами в обсуждении выступили Вероника Мисютина и Дмитрий Кленов. Модератором обсуждения выступил директор компании Olivie - Сергей Парчевский.

Перед началом осуждения Сергей Парчевский выступил с вступительной речью, и немного напомнил, что оффшор берет свою историю из древности и не является современным ноу-хау. Купцы из древней Греции и Финикии чтобы избежать уплаты налогов, который в Афинах составлял 2%, отъезжали от города на расстояние в 20 миль и делали мелкие острова своими налоговыми убежищами.

Так же в XV веке торговцы из Британии так же использовали территорию Фландрии, так как на данной земле налоговое бремя было
ниже, чем в самой Англии. В XVIII веке американские торговцы в качестве налогового убежища использовали Южную Америку. Само же определение «оффшор» берет начало с 50-х годах XX века, после того как одно популярное американское печатное издание написало статью об организации, которая смогла уйти от контроля со стороны правительства путем географических манипуляций.

В Россию данное понятие пришло только в 1991 году, в то время фирмы довольно умело использовали оффшорные зоны для уменьшения налогового бремени, но в последние годы правительство стало довольно сильно работать в данном направлении и вносить поправки в Закон о налогообложении оффшорных компаний. «Что это может значить? — задал вопрос Сергей Парчевский. Попытка правительства закрутить гайки или все же попытка государства разработать базу, чтобы сократить потери бюджета от использования оффшоров.

Заместитель главы Федеральной налоговой службы Даниил Егоров высказал две главные черты оффшоров, которые оп его мнению являются самыми главными. Во-первых – это полноправный инструмент государства, который позволяет получить определенные льготы в налогообложении. Во-вторых, оффшорные зоны значительно сокращают объем полученной информации из этой юрисдикции. Так же он просил отметить, что компании, использующие оффшорные зоны, отражают высокие финансовые показатели по отчетам, но в то же время берут на себя весьма высокие риски из-за того, что налоговое законодательство постоянно регулируется, изменяются подходы и методы, а так же расширяются каналы обмена информацией.

«Если мы посмотрим на финансовые операции сегодня, с тем набором инструментов, который применяют государственные службы, это вовсе не означает, что завтра будет такой же результат, так как завтра может измениться инструментарий», - отметил Сергей Парчевский.

Выступающий в пользу оффшоров - В. Мисютина, так же внесла предложение исключить из дискуссии те оффшорные зоны, которые выступают в качестве «абсолютного зла», так как вообще не раскрывают информацию о компаниях и сохраняют полную секретность, не осуществляют регулирование деятельности в юридическом плане, а так же осуществляют различные планы налогообложения для компаний-резидентов и компаний иностранных государств. Так же она предложила исключить из обсуждения те схемы, у которых полностью отсутствует экономический мотив и основаны на сокрытии информации или ее обнародованию незаконным путем.

Все иные схемы, не попавшие в вышеперечисленный список являются «абсолютное добро для мировой экономики», так как их применение позволяет обеспечить мобильность капитала и активов компаний и провести оптимизацию инвестиций компании, взамен того, чтобы отдавать эти средства государственным органам. Так же отметила, что возможность для компаний получать доход и нигде не уплачивать с нее доходов является в основном результатом несовершенство налоговой системы и налогового администрирования.

Их оппонентом выступил А. Шпак, который убежден, что оффшоры - это «зло» и привел в довод этому три момента. Во-первых, производительные способности российских фирм в несколько раз ниже, чем таких же компаний за рубежом. И из этой ситуации есть только два выхода. Один весьма долгосрочный – это повышение производительных мощностей, труда и развитие самого бизнеса. Второй путь – это «финансовый наркотик», который заключается в попытке обмануть государство и эти же средства получить не за счет плодотворного развития бизнеса, а за счет неуплаты значительной суммы налогов.

Так же он вспомнил статью в Harvard Business Review, в которой был представлен анализ платежей, находящихся в отрытом доступе, за 2003 – 2005 года. Из которых было выяснено, что эффективность деятельности компаний, где пошли по второму пути, в ряде случаев была ниже, тем у тех фирм, где не связывались с оффшорными зонами.

Во-вторых, - это безопасность и сохранность капитала. Бизнесмены очень бояться каких-то вымышленных рисков размещая свои деньги в российских банках, и при этом спокойно доверяют свои состояния каким-то неизвестным компаниям, о которых практически ничего не знают и ни разу их не видели. Не у кого не возникает сомнения о том, кто управляет их счетами всего за 1000 долларов. Насколько квалифицирован данный человек и что он может сделать с Вашим сбережением.

В-третьих: «отказываться платить всего 13% является просто жлобством» - отмечает А. Шпак.

Д. Кленов, которые выступает в пользу оффшором, попросил заметить, что они используются не только для сокрытия доходов. Эффективность налоговых служб применительно к оффшорным счетам довольно ограничена. Мир становиться все более прозрачным и поэтому применение оффшором только для ухода от уплаты налогов довольно сложно, и это осталось в прошлом.
Кленов попросил посмотреть на эту проблему глубже: «Сегодня ни одна мировая компания не обходиться в своей деятельности без оффшоров. А все почему? Для того, чтобы сэкономить на налогах? Скорее всего, нет. Так как компании акционерные, а значит, являются публичными, и если в этом были бы какие-нибудь риски, то они бы не сунулись туда, но они все же работают с оффшорами, так как прежде всего оффшоры являются более гибкими и в них проще принимать решения. Гибкость в бизнесе очень важна, особенно сейчас, так как она дает огромное преимущество перед конкурентами».

Оффшоры зачастую используют для обхода бюрократических процедур, и многие мировые компании работают с ними, так как и необходимо осуществлять операции здесь и сейчас, а не через какой-то момент времени.
Еще одной положительной чертой оффшора является гибкость в правилах, которые требует проводимая сделка. К примеру, использование английского права при сделках в России.

Открытость информации, регулирование деятельности оффшоров – все это будет осуществляться, но чтобы отменить использование оффшором в отдельно взятой стране – это во-первых приведет к изоляции страны, а во-вторых, это собственноручно отнять конкурентное преимущество компаний на международной арене

В результате обсуждений, Ирина Русакова задала очень интересный вопрос, а именно при каких условиях возможен конец оффшоров? В этом вопросе довольно ярким примером является дискуссия, которая ведется в США, где все больше убеждаются, что корпоративный налог не столь эффективен, как оборотный, и все больше склоняются, чтобы сделать весь упор на налог на потребление. Подобные споры ведутся так же и в Европе, где все больше склоняются к косвенному налогообложению, и когда такой налог будет повсеместно, тогда надобность в оффшорах отпадет сама.

Отправить комментарий