Минфин продолжает борьбу с выводом прибыли в офшор

Министерство финансов Российской Федерации дало указание ФНС (федеральной налоговой службе) о пресечении определенных схем, в которых участвуют транзитные компании, находящиеся под юрисдикцией Люксембурга, Кипра и Голландии. Как стало известно, подразумеваются схемы, при помощи которых в офшор через посредников выводятся проценты по займу, дивиденды, а также производится оплата прав на интеллектуальную собственность. В настоящее время российские компании, имеющие партнеров в транзитных странах, должны доказать, что компании, с которыми они имеют отношения, реально существуют.
В Минфине считают, что принятые международные соглашения, обеспечивающие избежание двойного налогообложения, не должны автоматически выполняться в том случае, если в качестве единственного основания приведен факт получения прибыли резидента страны, с которой было заключено соглашение.
Помимо этого в Министерстве финансов настаивают на четком разграничении между бенефициарным собственником, который имеет право «рассчитывать на доход», и искусственно созданным посредником, зарегистрированным в транзитной юрисдикции.
Для снижения налоговой нагрузки компании нередко прибегают к трехступенчатой офшорной схеме. К примеру, реализацией проекта занимается российское предприятие, тесно сотрудничающее с кипрской фирмой, а роль последнего звена в данной схеме играет компания, зарегистрированная на Британских Виргинских островах.
В Министерстве финансов выделяют три сценария схем, где используются компании-посредники.
В первом сценарии офшор кредитует компанию, имеющую транзитную юрисдикцию (Кипра, Голландии и т.д.), после чего она дает заем российской компании. Соответственно, российская компания выплачивает проценты по займу своему кредитору, что дает возможность уйти от налога на процентный доход. А компания с транзитной юрисдикцией рассчитывается с кредитором в офшоре. То есть фактически происходит выплата процентов по последовательным займам.
Подобная схема применяется в том случае, когда требуется выполнить перевод дивидендов в офшор, использую для этого транзитную компанию. По этой схеме российской компанией выплачивается акционерный доход в пользу собственника, имеющего регистрацию в низконалоговой юрисдикции, а тот, в свою очередь, переводит деньги на счет бенефициара в офшор. При вступлении в силу международного соглашения, казна может недополучить 5-10 процентов налоговых выплат. В большинстве случаев конечным бенефициаром выступает физическое лицо, благодаря чему он экономит на налогах 13 процентов.
Реализация схемы оптимизации налогообложения по третьему сценарию осуществляется за счет предоставления прав на интеллектуальную собственность, согласно сублицензионному договору. Фирма в офшоре (владелец лицензии) предоставляет интеллектуальное право компании с транзитной юрисдикцией, согласно лицензионному договору, после чего эта компания предоставляет интеллектуальное право российской организации на основании договора о сублицензии. В том случае, когда лицензия из офшора передается напрямую российской компании, приходится платить налог на прибыль (роялти), который составляет 20 процентов.
Именно поэтому Минфин воспринимает транзитные компании в качестве промежуточного звена, а не получателя дохода, хоть при этом такие компании выступают в роли формального собственника в сделках с российскими резидентами.
Компания-посредник служит для вывода пассивного дохода через те страны, с которыми Россия заключила соглашение об избежании двойного налогообложения, в офшорные компании, что позволяет значительно снизить налоговую нагрузку. Поскольку оплата дивидендов в офшор напрямую, согласно Российскому законодательству, облагается налогом в 15%, а роялти и проценты – налоговой ставкой 20%.
Многие предприниматели сталкиваются с проблемой, которая выражается в том, что они не имеют полной информации о своих зарубежных партнерах. В связи с чем, правительство обяжет российские компании запрашивать информацию о зарубежном партнере.
В том случае, когда в числе акционеров зарубежного партнера обнаружат компании, входящие в черный список Минфина, могут возникнуть существенные проблемы по применению налоговых льгот. Сделки с офшорными компаниями могут вызвать подозрение о попытке отмывания средств.
В качестве обоснования своей позиции в Министерстве финансов ссылаются на арбитражную практику, например, на постановление по первой части НК, принятое 30 июля в 2013 году на пленуме ВАС. Согласно данному постановлению на налогового агента возлагается полная ответственность по правильности применения льгот. Поскольку взыскать налоги с зарубежных компаний в России не представляется возможным, то в качестве налогового агента предстает российская компания, перечисляющая доход зарубежному партнеру.
В настоящее время ФНС не имеет возможности пресечь схемы оптимизации налогов, поскольку налоговики не могут заставить иностранные компании, владеющие акциями российских компаний, предоставить необходимую информацию. Только в единичных случаях, когда Федеральная налоговая служба могла собрать необходимую доказательную базу, удавалось добиться результатов. Как правило, при этом налогоплательщик предпочитал раскрыться перед ФНС. Как пример, можно привести историю дела "Нарьянмарнефтегаза" (который в то время принадлежал ConocoPhillip и ЛУКОЙЛу). Налоговики смогли собрать данные, которые доказывали, что дочерняя компания, принадлежавшая ConocoPhillips и кредитовавшая "Нарьянмарнефтегаз", была создана для реализации схемы минимизации налогов.

Отправить комментарий