Кипр уже не столь популярный оффшор у российского бизнеса

Во время конференции, посвященной международному налоговому планированию и управлением активами, Дмитрий Николаев, управляющий одного из департаментов Минфина в Российской Федерации, сообщил, что под эгидой ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) будет разработан специальный проект, который позволит вести электронный контроль над деятельностью оффшоров.
Более подробно об этом событии рассказывает в своем обзоре Сергей Васильев, собственный корреспондент Клерк.Ру.
Основная тема проходящей конференции посвящена обсуждению ряда изменений, которые в ближайшее время будут внесены в соглашение об отмене двойного налогообложения, заключенного между Республикой Кипр и Российской Федерацией. Дмитрий Николаев акцентировал внимание на следующем моменте: «После того, как российские власти занесли Кипрскую республику в «черный список», Кипр потерял лидирующие позиции среди инвесторов в российскую экономику. В настоящий момент этот перечень возглавляют Нидерланды и Люксембург. И это несмотря на то, что минимальная налоговая ставка с дивидендов в Люксембурге – десять процентов».
«Налоговая администрация РФ проявляла серьезную озабоченность тем, что со значительных доходов, например, от отчуждения акций (представленных на пятьдесят процентов и более недвижимостью) в России не взимаются налоговые сборы» - продолжил Николаев, и в качестве подтверждения, привел следующие данные: «По имеющимся статистическим данным, московский рынок недвижимости на девяносто процентов ранее контролировался компаниями с кипрской юрисдикцией. Сейчас можно наблюдать переключение инвестиционных потоков с Кипра на Нидерланды и Люксембург. С этими странами также начинает вестись работа для повышения прозрачности финансовых операций».
Также Дмитрий Николаев заявил следующее: «Отдельно стоит упомянуть о проблемах, связанных с внесением поправок в седьмую статью налогового Кодекса РФ. Всем известно, что международное право имеет преимущество над национальным, и это зафиксировано в российской Конституции. Мы выступили с предложением вставить следующую фразу: «в том случае, если конечный выгодоприобретатель не резидент государства, с которым подписано соглашение об отмене двойного налогообложения, то нормы, прописанные в соглашении, на него не распространяются». На мой взгляд, это логично. То есть, если в ходе проверки выяснится, что выплаченные в пользу резидента республики Кипр дивиденды осядут в кармане резидента России, то к последнему будут применяться не нормы соглашения, а положения налогового Кодекса Российской Федерации. И тут возникает вопрос с правильным определением термина «конечный выгодоприобретатель». В ОЭСР, например, по этому вопросу не имеют единого мнения. Мы предложили заменить этот спорный термин таким: «лицо, владеющее правом на доходы». Это определение посчитали достаточным и не стали требовать его расшифровки. Но в Главном правовом управлении при президенте заявили, что внесенное нами предложение не согласуется с Конституцией и Налоговым Кодексом. В чем именно заключается противоречие, нам так и не объяснили».
Николаев продолжил: «В рамках ОЭСР есть действующий проект – TRАCE. Он служит для упрощения администрирования налогообложения с роялти и дивидендов. Электронная форма, которая подтверждает, является ли лицо получающее дивиденды резидентом, и определяет его статус (то есть является ли он конечным получателем). Благодаря этому проекту нет необходимости передавать запрос по цепочке, в число которой могут входить десятки лиц (это и депозитарии, уполномоченные банков и т.д.). Из-за чего не представляется возможным выяснить, является ли банк получателем или это технический агент».
«Как видите, разработка технических средств для выявления конечного выгодополучателя находится в процессе, и Министерство финансов готово дать определение по термину «выгодополучатель», как только это потребуется», - подвел итог господин Николаев.

Отправить комментарий