Деньги под лупой: кто действительно нуждается в амнистии капитала?

В феврале 2019 г истекает конечный срок амнистии капитала, объявленной российским правительством. Один из ключевых вопросов состоит в том, какое количество людей воспользуется ею в условиях постоянного ухудшения отношений РФ и Запада и роста требований иностранных банков к раскрытию источников полученных средств.

Санкции против России, которые из года в год становятся жестче, не являются основной причиной возврата капитала на родину. Четыре года назад в мире были приняты новые правила финансовой прозрачности. Их воплощением стали стандарты отчетности CRS, разработанные экспертами по запросу G20 и одобренные ОЭСР.

Сразу после принятия правил большинство экспертов отнеслись к перспективе их реализации очень скептически, так как они требовали внедрения сложных технических решений. Мало кто верил, что государства, лидирующие в направлении private banking (Сингапур, Швейцария, Лихтенштейн и Гонконг) согласятся делиться информацией, касающейся своих клиентов. Так, в 2016 г. сотрудник одного из крупнейших учреждений этих стран отмечал, что для реализации CRS в стране почти ничего не сделано, а конфликт России и Украины вообще переносит реализацию договоренностей в перечень неактуальных вопросов. То же самое отмечали и представители других банков: реализации проекта мешала сложность обработки громадного массива данных и нежелание передавать информацию России по причине отсутствия доверия к ее системе защиты конфиденциальной информации.

Но, вопреки общему скептицизму, подавляющее большинство стран, включая и Россию, сразу начали готовить правовую базу для реализации достигнутых договоренностей. И за последние несколько лет произошли реальные изменения в этом направлении.

Россия стала одной из самых активных стран в плане подготовки к периоду финансовой прозрачности. Еще в 2015 г была разработана специальная программа амнистии капитала, продлившаяся до конца июня 2016 г. Но в этот период бизнес практически не пользовался возможностью льготной возможность вывода бизнеса из тени. Кто-то просто проигнорировал амнистию, кто-то занял выжидающую позицию, а некоторые бизнесмены и вовсе стали более активно переводить свои операции «в тень», проводя реорганизацию компаний, меняя место проживания или налоговое резидентство.

Тем временем правительства стран быстро договорились между собой про обмен налоговой информацией. Отговорки же банков о сложности реализации проекта уже не работали, поэтому они были вынуждены расширять контролирующие департаменты (наращивая при этом расходы) и внедрять более сложные процедуры для ведения и анализа своих клиентов. Доходило даже до ситуаций, когда крупных давних клиентов начали вынуждать прекратить работу с банком. Периодически возникали и абсурдные ситуации, что признавали сами банкиры.

Важным моментом в ускорении развития CRS стал скандал, коснувшийся утечки данных клиентов компании Mossack Fonceka — одного из крупнейших провайдеров оффшорных юридических услуг в мире. После него страны Карибского бассейна стали активно присоединятся к принятым стандартам отчетности. Для сохранения своей репутации и крупных клиентов подавляющее большинство офшоров согласилось на работу по новым правилам. Общим итогом процесса стало то, что на сегодняшний день в автоматическом обмене информацией принимают участие свыше 100 стран, в том числе и Россия, фискальные органы которой получили доступ к информации о заграничных счетах россиян.

Новая налоговая реальность

Произошедшие изменения в мировой практике правила обмена финансовой информацией значительно повлияли на отношение российских бизнесменов к офшорам. Всем стало ясно, что в скором времени финансовый мир приблизится к практически полной прозрачности и смена налогового резидентства утратила свою привлекательность из-за своей дороговизны. Полный выезд заграницу для большинства бизнесменов также маловероятен: их держит и бизнес, и родственники. К тем, кто пытается считаться покинувшим территорию страны по формальным признакам, банки предъявляют строгие требования, выполнение которых зачастую является практически невозможным.

Поэтому большинство предпринимателей было практически вынуждено воспользоваться налоговой амнистией во избежание потери от 70 до 100 процентов своего капитала из-за нарушения валютного и налогового законодательства.

Дополнительным преимуществом стала инициатива правительства РФ по упрощению налогов на доходы, заработанные в период отсутствия правил, регулирующих работу контролируемых иностранных компаний. Многие бизнесмены поняли, что налоговое резидентство РФ — это хорошо знакомая, удобная финансовая гавань, позволяющая одномоментно отбелить свои капиталы. Дополнительное преимущество — относительная лояльность отечественного налогового законодательства в сравнении с европейскими странами. Поэтому многие предприниматели обрадовались полученной возможности закрыть все вопросы перед налоговыми органами России и избежать сложных процедур верификации в заграничных банках.

Нужно ли амнистироваться?

В России с 01 марта 2018 г стартовал второй этап налоговой амнистии капиталов. Суть амнистии состоит в том, что декларант раскрывает перед государством свои активы и счета, а государство не просит его раскрывать источники получения денег и активов. Это освобождает гражданина от уголовной, административной и налоговой ответственности по ряду законов.

К тому же новый порядок амнистии стал значительно мягче по сравнению с первоначальной версией. В нем отмечается, что в России нет требований по репатриации активов, за исключением тех, которые находятся в государствах из «черного списка» Минфина РФ. Владельцам необходимо только сообщить фискальным органам о наличии у них незадекларированных счетов, доходов или бизнеса за рубежом. Еще одним «подарком» от правительства является возможность ликвидировать все контролируемые иностранные компании и переоформить на себя их имущество, включая деньги, без налоговых последствий.

Срок этого этапа амнистии заканчивается 29 февраля 2019 г и пока еще не полностью понятно, сколько россиян воспользуются ею. Стоит отметить, что первый этап прошел достаточно вяло: согласно официальным источникам, бизнесменами было подано чуть больше 7 тыс. деклараций. Текущий же этап из-за перечисленных выше причин имеет все шансы стать более массовым.

Кому выгодна вторая волна амнистии?

На сегодняшний день можно выделить несколько категорий россиян, которым будет выгодна эта возможность.

В первую очередь, это бизнесмены, работающие максимально прозрачно, заботящиеся о своей репутации и воспринимающие правила так, как они и написаны. В эту же категорию входят и граждане, ранее боявшиеся российского законодательства. Уже сегодня в кабинетах фискальных органов наблюдаются люди с внушительными папками документов. И это не обладатели элитной недвижимости и миллионных счетов, на которых нацелились налоговики, а граждане, спешившие задекларировать небольшие квартиры в Черногории, Болгарии или небольшие остатки на счетах в этих же странах.

Во-вторых, это предприниматели, ранее не осознававшие масштабов грозящих им штрафных санкций. Примером такой ситуации может быть следующая ситуация: гражданин купил недвижимость в Европе, оплатив ее со счета в российском банке, затем продал ее и полученные деньги положил на счет за рубежом. За такое нарушение российское законодательство предусматривает штраф, равный 100% от суммы. Или другой пример. Для вывода денег из России в другую страну, счет в иностранном банке необходимо задекларировать в ФНС. Большинство так и делало. А после того, как средства оказывались в иностранном банке, private-банкиры начинали убеждать владельцев средств в том, что деньги должны приносить доход, и предлагали оформить доверенность на управление активами. Зачастую это подразумевает покупку/продажу ценных бумаг. А до 01 января 2018 г зачисление денег от продажи ценных бумаг на зарубежных счет относилось в России к запрещенным операциям, за которые полагался штраф в размере 100% от поступившего платежа. С этого года налоговые органы дали некоторые послабления, но нужно быть внимательным: разрешены далеко не все инструменты.

В-третьих, это акционеры КИК (контролируемых иностранных компаний). Только в 2015 г в России появилось законодательство, регулирующее такой тип бизнеса. Принятый закон регулирует правила налогообложения нераспределенной прибыли зарубежных компаний на уровне акционеров-россиян, которые их контролируют. До 2015 г бизнесмены открывали офшорные компании, которые в рамках сотрудничества с КИК получали от них платежи. Таким образом вся прибыль оседала в офшорах. Владельцы бизнеса говорили, что только получив дивиденды, они заплатят все необходимые налоги. Теперь же ситуация изменилась: такие операции с офшорными компаниями считаются лишь имитацией сделок. Кроме того, часто выяснялось, что операции такой офшорной компании ведутся не из-за рубежа, а из страны, где работает основной бизнес. Поэтому и налоговое резидентство у ней должно быть той страны, откуда ведутся операции. Благодаря же амнистии капитала такие предприниматели получили возможность вернуть на уровень собственника всю прибыль, хранящуюся в офшорах.

Независимо от наших желаний, мир международных финансов стремится к полной прозрачности и открытости, что является одним из ключевых аспектов современной глобализации. И эта открытость станет катализатором нового витка бизнес-процессов, которые постепенно охватят все страны мира. Налоговые органы каждой страны прилагают максимум усилий для повышения эффективности сбора налогов и вывода денежного оборота из тени. Конечный итог борьбы правительств и бизнеса пока не ясен, но уверенные шаги в направлении раскрытия финансовой информации уже сделаны. И важнейшая роль в этом процессе контроля движения капитала легла на банки, которые еще не до конца понимают свои новые обязанности и возможности.

Отправить комментарий

Другие статьи рубрики "Офшорные новости"

MAXCACHE: 0.39MB/0.00022 sec